Жизнь сначала
Художественные фильмы

Жизнь сначала

Год выхода:
1962
Страна производитель:
СССР
Жанр:
Драма
Длительность:
73 мин.
В ролях:
Лидия Сухаревская, Иван Дмитриев, Станислав Чекан, Ольга Красина, Эльза Леждей, Леонид Чубаров, Нина Гребешкова, Евгения Мельникова, Константин Барташевич, Кирилл Столяров
Режиссёр:
Лев Рудник
Производитель:
Мосфильм по заказу Гостелерадио СССР

В время Великой Отечественной войны Антонина Ивановна Тимофеева потеряла всю семью. Начать жизнь сначала немолодой женщине было очень тяжело, но она нашла в себе силы вернуться к преподавательской работе и воспитать дочь умершего фронтового товарища. Помогая другим, Антонина Ивановна обрела и собственное счастье.

Сценарий к фильму «Жизнь сначала» написала Лидия Сухаревская, актриса, сыгравшая в картине главную роль.

Фрагменты из книги Зои Владимировой «Лидия Сухаревская»:

«Когда Сухаревская при участии Н. Коварского написала сценарий о геологе Тимофеевой (ее первое официальное приобщение к писательской деятельности – «домашние» пробы не в счет), это для многих оказалось неожиданностью. Удивил не сам факт, но выбор тематики и объекта изображения: между «Жизнью», опубликованной в журнале «Искусство кино» (1960, №12), и жизнью и судьбой самой актрисы не прощупывалось точек соприкосновения. Словно то была прихоть художника, которого внезапно бросило в сферу, далекую от его коренных интересов.

И действительно, Сухаревская, такая утонченная актриса – почти причудница на сцене, особенно склонная, как казалось, передавать излом характера, в котором непредвиденным образом проявляется суть, – и вдруг Антонина с ее культом прямоты, гипертрофией воли, умением властвовать собой в самых острых жизненных ситуациях. <...>
Странным выглядело и то, что Сухаревская – по общему суждению, актриса на интеллигентные роли – для себя написала героиню, которая если и интеллигентна, то в первом поколении – предки за нее в этом смысле не потрудились. Антонина всего достигла сама, и в ее неумолимо трезвом, жестком взгляде на все вокруг слышались отголоски суровой жизненной школы, которую она прошла. И опять думалось: при чем здесь Сухаревская? Ведь о ее «холодном мае» мало кто в ту пору догадывался; немногим было известно, что и она себя «сделала» – в точности так же, как ее Антонина.

Наконец, война, ее поздние отклики, ее дальнее эхо. Почему именно эта – громадная! – тема привлекла к себе человека совершенно штатского, которому не привелось воевать и почти не пришлось видеть войну своими глазами? <...>

О сценарии «Жизнь» писали, что Сухаревская в нем замахнулась на одну из генеральных тем всей мировой литературы. Только вместо повествования о потерянном поколении, о людях, которым оказалось нечем жить, так как их идеалы поникли, растаяли в дымке уходящей войны, предложила рассказ о возрождении души человеческой, о народе, способном одолеть все то разрушительное и страшное, что эта война после себя оставила». <...>