Войти Версия для слабовидящих

Александр Левенбук: «Язык — это главный признак культуры»

Александр Левенбук — ведущий легендарной советской передачи «Радионяня», которая почти 30 лет учила школьников запоминать правила русского языка, понимать законы физики и биологии, дружить и быть вежливыми. «Культура.РФ» поговорила с ним о том, как сегодня воспитывать вкус и почему человеку так важно быть грамотным.

Фотография: shalom-theatre.ru

— Когда моя мама узнала, что я буду брать интервью у Александра Левенбука, она сказала: «О! Я же выросла на его «Радионяне»!» Наверняка вам эту фразу каждый день говорят. Вы можете для себя определить, что за люди выросли из слушателей «Радионяни»?

— Естественно, это поколение разное, как каждое поколение. Но есть ностальгия по тому, что называлось дружбой или блатом — когда по знакомству что-то делалось. Сейчас, если есть деньги, знакомства не нужны. А тогда без дружбы очень сложно было прожить. И дружили люди не только за столом или на работе, а по делу: один другому помогал. Эта сцепка была типичной для поколения тех, кто рос на «Радионяне». Нынешние люди более обособлены. Многие занимаются зарабатыванием денег, многие вошли в азарт. У нас спрос был меньше. Мы не думали о том, чтобы выстроить особняк за городом или что машина должна быть дорогой и красивой. Когда люди озадачены этим и у них нет времени на то, чтобы книжку почитать или поспорить с другом на кухне, это плохо. Но, конечно, сегодняшние дети более продвинутые. Они лучше ориентируются, лучше говорят, поют потрясающе. Сегодня дети раньше созревают. Это неплохо, но где-то непосредственность уходит.

— Как вы стали «радионяней»?

— Нас с Александром Лившицем позвали вести какой-то детский концерт на радио. Опыта у нас не было. Режиссером был Николай Владимирович Литвинов (один из самых известных мастеров радиовещания в СССР. — Прим. «Культура.РФ»), и он практически каждую фразу нам правил. А мы уже были известными артистами эстрады, и так неловко нам стало, что мы ничего не умеем. Мы ему подарили свою большую пластинку. Он, как потом оказалось, поставил ее в книжный шкаф лицом вперед. И когда зашла речь о новой программе на радио, он посмотрел на эту пластинку, вспомнил про нас, и нас позвали.

— Вы сразу согласились?

— Конечно! Радио, да еще с Литвиновым. Николай Владимирович был учителем, а мы — два шалопая. Все люди не любят, когда их учат. А когда другие ошибаются, это весело. На нас было удобно моделировать. «Радионяня» очень быстро стала популярной. Мы даже этого не поняли. Однажды мы с партнером пришли в магазин — мы в этот период собирали марки — и попросились к директору. Сказали секретарше, что мы Лившиц и Левенбук. Это не произвело никакого впечатления. И тогда мы сказали, что мы — «Радионяня». Тут же нас приняли, чай и все к нашим ногам. А когда мы выезжали на гастроли, работали по четыре сольных концерта в день. Было два концерта — «Радионяня» для детей» и вечером «Радионяня» для взрослых». Четыре аншлага на одном месте! Мы выехали во Владивосток и сделали за 10 дней сорок концертов. В Норильске дали пять концертов за день, но после этого у меня были проблемы с голосом. Это, конечно, и деньги, но ничего общего с сегодняшними. Это был спортивный азарт и единственный критерий популярности для артистов эстрады. Это рейтинг.

Фотография: jewish.ru

— «Радионяня» наверняка получала много писем?

— С письмами была проблема: их приходило больше, чем в «Пионерскую зорьку», и те, кто занимались другими передачами, ревновали. Редкое плохое письмо в «Радионяню» тут же отправлялось наверх начальству.

— А за что вас ругали слушатели?

— Да за что угодно. Что два еврея учат русскому языку страну. Тут же эти письма шли наверх (руководителю Гостелерадио. — Прим. «Культура РФ») Лапину. Лапин в это время многих евреев закрыл на радио. Эмиль Горовец, Валерий Ободзинский, Лариса Мондрус, Нина Бродская, Аида Ведищева, Вадим Мулерман — всех закрыли. А «Радионяня» процветала. Мы не знали, в чем дело. Объяснили друзья из Министерства культуры: «Да у нас каждый месяц звонок от Брежнева — он собирает пластинки «Радионяни» для своих внуков». Мы были «в теплой ванночке», как говорил Хайт.

— Были темы, которые оказались «Радионяне» не по зубам?

— Другие предметы, кроме грамматики и природоведения, мы практически не брали — это сложно для радио. По телевидению перед глазами — формула, а на радио это тяжело. Мы пытались делать, например, математику, но не пошло.

— Ваш сын тоже вырос на «Радионяне»?

— Сын был такой безграмотный, что стыдно даже вспоминать. Ужасно! Я как-то не догадывался по глупости, а потом дал ему кассеты «Радионяни». Он не стал грамотеем, но сдвиг был большой. Сегодня он директор театра, и достаточно грамотный. Допускает ошибки, но я их поправляю. Людей, которые пишут грамотно, у нас почти нет. Мне сотрудники дают письма, редкое бывает без ошибок.

— Вы всегда так требовательно относились к речи или начали только после «Радионяни»?

— Я все-таки рос в интеллигентной семье: папа — учитель, мама — врач, сестра — круглая отличница. Учиться надо было хорошо. Знаете, в Америке постоянно проходят соревнования по спеллингу: дети на скорость по буквам говорят, как пишутся слова. Выявляют победителей в школе, городе, штате, в стране. Конечно, грамотность при этом держится, есть стимул. У нас этому уделяется мало внимания. Когда на Первом съезде писателей Алексей Толстой дал диктант, Шолохов сделал ошибок больше, чем слов. Нет культа грамотности и уважения к языку. У нас говорят: «Я покушал». Кушают только маленькие дети и священнослужители!

— Почему человек вообще должен быть грамотным?

— Потому что язык — это главный признак культуры. Культура имеет такие неизвестные нам проявления… Например, в Израиле считается, что театр имеет непосредственное отношение к обороноспособности. Сегодняшний солдат — это образованный молодой человек с широкой культурой. Поэтому Израиль, который 68 лет в войне, занимает первое место в мире по количеству театров, симфонических оркестров, концертных залов и библиотек на душу населения. Культурно образованные люди лучше воюют — они всё делают лучше.

Фотография: shalom-theatre.ru

— А как в детях воспитывать вкус?

— Родительским примером. Это проявляется во всем, даже в манере общения. Ребенку надо объяснять, что не надо все время говорить «я, я, я». Моя жена, если кто-то при ней трижды говорит «я», перестает с этим человеком общаться. Она это не переносит. В «Радионяне» мы тоже об этом говорили: как делиться, как не бросать друга в опасности, как здороваться, как дарить подарки, как принимать гостей. Вот идут по телевидению ток-шоу. Люди видят, что можно перебивать, можно одновременно говорить троим, и это не останавливается.

— Вы слушаете современные детские передачи по радио?

— Что-то слышал, но не много.

— А вообще следите за тем, что идет по радио и телевидению?

— Для меня серьезным открытием стал «Comedy Club». Я, как старый человек, относился к этому проекту скептически, но изменил в корне свое мнение. Это образец лучшего менеджмента в шоу-бизнесе, потому что ориентирован на молодежь. Все остальное, кроме дискотек, на молодежь не ориентировано. На всех концертах, юбилеях и спектаклях в зале пожилая публика — в лучшем случае зрители среднего возраста. А здесь в зале сидит красивая, здоровая и успешная молодежь. Кроме того, абсолютно современный подход к концепции юмора, основанный на доверии к зрителю, на его готовности смеяться, и в этом сразу есть контакт. Человек ходит оперу слушать, балет — смотреть, а на эстраду — участвовать. Вот там такая эстрада. Там талантливые ребята плюс армия авторов.

— Вы несколько раз пытались возродить «Радионяню». Почему не получилось?

— Это даже не мы пытались, а радио. Но поскольку Аркадия Хайта не стало — светлая память ему — другого автора не нашлось. Это трудная работа. Для Хайта уже была нетрудная, он навострился. Он 30 лет это делал! А когда пробовали другие… Например, Измайлов пытался — он полгода писал нам одну интермедию! Якубович тоже пытался — не получилось. Я недавно стал публиковать в интернете «ворчалки».

Фотография: evraziafm.ru

— А что это?

— Ну, я старый, поэтому ворчу. Там я написал, что тезис «театр начинается с вешалки» неправильный. Летом вообще вешалки нет, а театр работает. Театр начинается с драматурга. Поэтому, когда возникли Горький и Чехов, возник МХАТ. Также и «Радионяня» начиналась с автора. Это надо было придумать песню:

Светило солнце в вышине
ни бледно и ни ярко,
И в результате было мне
ни холодно ни жарко.
Я только мел вертел в руке,
Не находя ответа
Ни в мыслях, ни на потолке,
Ни в щелочках паркета
.

Это о частицах «не» и «ни». Ну хорошо же написано? Или о тавтологии:

Люблю весеннюю грозу в начале мая,
Когда весной весенний первый гром,
Как бы резвяся и в игру играя,
Грохочет громко в небе голубом
.

Сегодня мы у Розенбаума слышим: «Там листья падают вниз», — а они могут вверх падать? Между прочим, «Радионяня» использовалась для обучения русскому языку во Франции, Венгрии, Латинской Америке. И даже американские полушпионы, которые учились расшифровывать телефонные переговоры, учились на «Радионяне».

— Как вы это узнали?

— А мы выступали для них. Это 300 педагогов русского языка в городе Монтерей, в Америке. Там огромный лагерь для всех языков был, высокие стипендии — 11 тысяч долларов. Меньше чем за год они обучались разговорному русскому языку в совершенстве. Потом его упразднили, когда кончилась холодная война и улучшились отношения. И вот мы для них выступали, а они нам рассказывали, как использовали «Радионяню» — там ведь разговорный современный язык. Год назад я выступал в Общественной палате и предложил пилотный проект введения «Радионяни» в школьную программу. Хотел, чтобы дети на уроках слушали наши передачи. Я же выпустил диски и две книжки: «Веселая грамматика» и «Веселые уроки» «Радионяни». Есть что использовать, и денег не требует. Проект встретили очень тепло, но дальше так и не поехало. Кстати, в Кишиневе доказали: обучение по «Радионяне» в семь раз эффективнее, чем классическое преподавание. Детей учили методом «Радионяни», потом давали контрольную работу, и в параллельном классе с обычными учебниками было ошибок в семь раз больше. Кобзон в своем Агинском округе во все 60 школ послал мою книгу и диск. Скоро буду узнавать, какие результаты.

Фотография: newstyle-mag.com

— А если бы вы сейчас делали «Радионяню»…

— Без Хайта бы не делал.

— Представим, что с Хайтом. О чем бы вы говорили с современными детьми?

— О том же. О честности, открытости, умении признать свои ошибки — то, чего нам очень не хватает. О патриотизме — это насколько полезное, настолько же и вредное явление. Когда человек думает, что мы лучше всех, но ездит на японской машине, ходит в европейском костюме, курит американские сигареты и лечится иностранными лекарствами. Представьте себе врача, который не следит за достижениями западной медицины. К нему я не пойду лечиться. Мне недавно большой, очень хороший хирург говорит: «Если тебе надо будет делать эту операцию, поезжай в Израиль».«Но ты же это хорошо делаешь?»«Я — очень хорошо. Но израильтяне немножко лучше. У них практики больше». Еще Бернард Шоу говорил: «Патриотизм — это убеждение, что твоя страна лучше других потому только, что именно в ней ты родился». Патриотизм не должен лишать объективности.

— Кстати, цензура сильно третировала «Радионяню»?

— Цензура доходила до смешного. Передачу прослушивала комиссия, потом нас целовали, благодарили, и уже без нас что-то вырезали. Нет бы сказать: «Ребята, это не пройдет». Ничего! Хайт обижался смертельно! Он был современный человек, понимал, что цензура существует. Ну, объясните, мы заменим! А тут в эфире — раз! — подарок. Мы делали передачу про первобытно-общинный строй, которая заканчивалась так: «Общим было все подряд 5–6 тысяч лет назад». Не пустили: как это тогда было все общим — а сейчас нет? Несколько лет урок пролежал, а потом, когда полегчало, прошел. Но нам и слова не сказали! Или была сказка: «Жили-были три брата. Первый варил сталь, второй запускал спутники, а третий получал по 22 поросенка от одной свиноматки». Сразу зарубают сказку: «У вас третий брат занимается сельским хозяйством, а по традиции третий брат — дурак». Мы выкидываем третьего брата — и сказка проходит. Ну это ж надо догадаться! Нам говорят: «Вот тут вы дворников ругаете». — «А что, нельзя?»«Можно, но в Москве дворники в основном татары. Они обидятся». Причем чем выше инстанция, тем больше разрешали. А нижние запрещали изо всех сил.

— Кажется, до сих пор так.

— Сейчас в прямом виде цензуры нет. Театру «Шалом» в следующем году 30 лет. Не было случая, чтобы что-то нам запретили. Хотя Костю Райкина с его претензиями можно понять. Когда у публики хватает совести подняться на сцену и протестовать… Не покупай билет — вот твое голосование! Не нравится — не ходи. Ты кто, эксперт? Или ты понимаешь больше, чем он? И он выступил с обидой, что его государство не защитило. Может быть, он перебрал, я не знаю. Надо знать тонкости истории. Но мотивы его мне понятны. Я четыре года готовил спектакль об отъезде по книге Юза Алешковского «Карусель». Там Сталин был одним из мотивов отъезда. Так поднимались у меня зрители и со словами: «Сталин им не нравится!» — уходили. Посещаемость спектакля была 42%, и я его быстро снял.

— Вы уже 30 лет руководите театром «Шалом». Чем вообще отличается специфика работы еврейского театра?

— Если театр играет на русском языке, значит, главным в его национальной специфике является репертуар. Пьеса должна быть еврейская: либо часть еврейской истории, либо еврейские характеры, либо еврейская проблема, от антисемитизма до холокоста. Когда однажды у меня артистка, оканчивая режиссерский факультет ГИТИСа, спросила: «Можно я дипломную работу пару раз сыграю в нашем театре в выходные?»«Пожалуйста». Пьеса не еврейская. Во-первых, пришло 12 человек. Во-вторых, был скандал, потому что кто-то приехал из Тушино на Варшавку, а ему показали не еврейскую пьесу. Еврейский театр должен быть еврейским. Как говорил Маяковский, «если тебе «корова» имя, у тебя должны быть молоко и вымя».

Фотография: gazeta.ru

— При этом на идише вы не работаете?

— Нет, мы играем только на русском. Другого языка у евреев, живущих в России, нет. Мы пробовали работать на идише. Семь человек в зале, из которых один знает язык и переводит остальным. Актеры все удивлялись: «Почему они разговаривают?» Идиш не является сегодня языком общения, он почти умер — шесть миллионов носителей языка погибли во время Второй мировой.

— А в других странах еврейские театры тоже работают на государственных языках?

— Нет, работают на идише, и это плохо: никто не приходит. Но, поскольку еврейские театры в других городах, кроме Бухареста, существуют на деньги еврейской общины, они не заботятся о количестве зрителей в зале.

— В здании театра «Шалом» сейчас ведь ремонт?

— Третий год идет. Мы в воздухе, подвешены. Два раза ремонтировалась крыша, на днях обвалился потолок на сцене. Это хорошо, что во время ремонта. Будут опять ремонтировать. Ремонт ведь чем дольше идет, тем выгоднее тем, кто ремонтирует. У Розовского ремонт шел 16 лет, у Виктюка — 18.

— А где сейчас труппа репетирует?

— Сейчас — нигде. Совсем, уже несколько месяцев. Тяжелейший период в жизни театра. До этого мы находили место для репетиций, немного где-то играли, одна площадка сменялась другой. На каждую площадку надо протаптывать дорожку, привычки ходить туда у публики нет. В официальном письме нам говорят, что ремонт окончат в декабре 2016. Уже март 2017-го, а там конь не валялся. Но, знаете, в еврейской истории ученые насчитали минимум шесть моментов, когда евреи как народ должны были перестать существовать. Не состоялось. Поэтому мы надеемся из этой ситуации тоже выйти.

Беседовала Дарья Данилова.
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Прямая трансляция 26 июня, в 19:00. Концертный зал имени П.И. Чайковского

Цикл просветительских концертов «Истории с оркестром». Дирижирует и рассказывает Александр Лазарев

Покажут сцены из «Лебединого озера», «Щелкунчика» и «Дон Кихота».

Подробнее

Мультимедийная экспозиция работает в Министерстве культуры России.

Подробнее

Читайте подробности в подборке портала «Культура.РФ».

Подробнее

Посетителей ждут выставки, спектакли и встречи с известными писателями.

Подробнее

Свои работы в области современного искусства представит арт-группа Recycle Group.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть