Войти Версия для слабовидящих
Популярное

Эфрос и его театры

Творческая биография Анатолия Эфроса словно экскурсия по театральной Москве. От тогда еще Центрального детского театра (нынешний РАМТ) – в «Современник» – тогда еще не Чистые пруды, а разные уголки Москвы.

По Тверской от Театра Ермоловой рукой подать до «Ленкома» на Малой Дмитровке. Через Малую Бронную – улицу и театр – по Тверскому бульвару в МХАТ имени Горького.

По Садовому кольцу – до «Таганки»… Множество известных адресов, но «Театр Эфроса» в первую очередь явление, не привязанное к определенной точке на карте.

Анатолий Эфрос принес вслед за собой на сцену тогда еще малозаметного Центрального детского театра шумный успех. В момент кризиса вернул аншлаг в Театр имени Ленинского комсомола. «На Малой Бронной» его постановки становились сенсацией.

Эфрос, последователь Станиславского, всегда придерживался «линии интуиции и чувства».

«Для проверки, правильно или нет играют актеры, надо поставить толстое стекло между ними и залом, если залу не слышно, но понятно, следовательно, они играют правильно», – говорил режиссер.

И актеры – Ольга Яковлева, Лев Дуров, Валентин Гафт, Николай Волков, Леонид Броневой, Олег Даль – следовали за своим режиссером. «Театр Эфроса и его актеры» – целое художественное направление, охватившее с 1954 по 1986 год многие столичные театры.

Фильм «Анатолий Эфрос» Марины Мироновой, 2005 г.
Фрагмент из книги Анатолия Смелянского «Предлагаемые обстоятельства»:
Лучшие спектакли Эфроса невозможно пересказать, как симфоническую музыку или, вернее, хороший джаз, кото­рый он обожал. В них покоряла летучесть, импровизацион­ная легкость, которая была введена в четкие берега замысла. Он научил своих актеров жесткости рисунка, «эмоциональ­ной математике». Научил их импровизации в заданном квадрате, в «границах нежности», как он иногда говорил на репетициях.

Никакой особой теории у него не было, он был в большой степени интуитивист и занимался только тем, к чему имел душевную склонность. Он сотворил своих актеров, которые были с ним таин­ственно связаны. Вне его глаз они просто переставали существовать.

В конце концов это привело к страшному раз­рыву их отношений, к войне, в которой не было победи­телей. Он научил своих актеров странно двигаться и разговаривать. Его мизансцены казались незакрепленными, напоминали как бы броуново движение, которое завора­живало магнетически.

Он попытался создать некий сцени­ческий язык для выражения того, что можно было бы на­звать экзистенциальным воздухом нашей жизни.

Л. Каневский, Л. Дуров, А. Эфрос и А. Миронов


В 1964 году, под занавес хрущевского десятилетия, власть совершила два крупных просчета: открыла дверь на Таган­ку Юрию Любимову, а также по неизвестным причи­нам позволила Анатолию Эфросу возглавить Театр имени Ленинского комсомола.
Три быстрых года завершили формирование Эфроса-художника, стали переломными в его биографии, так же как и в биографии современной сцены.

Три ленкомовских сезона Эфроса стали едва ли не выс­шей точкой этого общего процесса. Злоба дня и предчув­ствие будущего обрели в его спектаклях обостренно-лич­ное звучание.

Режиссер резко сместил социальный фокус, направленный на общество, и стал рассказывать, в сущ­ности, только об одном: о положении художника в этом обществе.

Ставил ли он чеховскую «Чайку», булгаковского «Мольера», арбузовского «Бедного Марата» или пьесу Эдварда Радзинского «Снимается кино», он рассказывал о себе.

«Эфрос ставил спектакли в Театре на Малой Бронной, фильмы и спектакли на телевидении, во МХАТе «Тартюф» Мольера, в Театре на Таганке «Вишневый сад», «На дне». И это совсем не похоже на то шныряние известных и полуизвестных актеров – из театра галопом на телевидение, с телевидения, не переводя дыхания, на радио, с радио опрометью на киносъемку, с киносъемки вприпрыжку на концерт, а утром, едва передохнув, вяло и лениво на репетицию в свой собственный, родной театр, даже не вытерев ноги у его порога. Нигде, никогда, ни при каких обстоятельствах я не замечал элементов халтуры и беспринципности в работах Эфроса, в его отношении к делу, где бы он ни работал, что бы он ни делал».

Виктор Розов


Фрагмент из книги «Репетиция – любовь моя» Анатолия Эфроса:
Я долго, лет десять, считал основным своим делом постановку современной пьесы. Когда кто-либо из наших авторов читал в театре свою новую пьесу и она мне нравилась, приходило самочувствие уверенности и спокойствия. Разрозненные мысли как бы скреплялись единым стержнем. Все вставало на свои места.

Хотя и с волнением, но с верой в успех, ждали мы премьеры. Однако за последнее время стало заметно, что наступил какой-то иной, временный, по всей вероятности, этап. Я почувствовал, что публика с большим интересом воспринимает не современные наши, а классические спектакли. Я объясняю это положение несколькими причинами. Первая, быть может, заключается в том, что многие режиссеры, и я в их числе, за последнее время как бы израсходовали свой художественный запас в отношении современной пьесы.

«Он всегда был окружен огромным количеством поклонников и поклонниц. Я помню, сколько людей сидело на его репетициях – актеры разных театров, критики, студенты, приезжие из других городов, исписавшие за ним целые тетради, фиксируя каждое слово, каждое движение. Порой мне казалось, что они, как Левий Матвей у Булгакова, все ходят и ходят за ним, пишут, пишут, но все не то… У него было много учеников и среди актеров, и среди режиссеров. Он был в состоянии сдвинуть в чужих душах какой-то существенный пласт и считал, что этого воздействия достаточно, что в «сдвинутых» душах что-то само созреет, даст плод и превратится в новое и последовательное продолжение зарожденной им жизни».

Анастасия Вертинская


У писателей такой момент называется, кажется, так – «исписался». И у режиссеров, естественно, есть этот момент иссякания творческой энергии. Сегодня я с трудом нахожу новые краски, допустим, когда ставлю В. Розова. Мне не приходит в голову иной принцип постановки пьес А. Арбузова или И. Дворецкого, нежели тот, какой я уже использовал. Я чувствую, что фантазия моя несколько притупилась.

И, разумеется, это тотчас чувствует публика. Я не вижу теперь на новых своих спектаклях по современным пьесам той реакции, какая была прежде. И мне кажется, что художественные приспособления, используемые мною при постановке современных пьес, зрителю наскучили. Нужно найти решительно новый тон, новый стиль постановки, но он, к несчастью, пока никак не находится.

«Но иногда совсем не хочется быть театральным режиссером и даже кинорежиссером. Иногда хочется быть певцом. Таким, как Армстронг, например. Или уметь писать романы, такие романы, какие умел писать Хемингуэй».

Анатолий Эфрос


В классических же спектаклях, напротив, что-то новое возникает, и на спектаклях ощущаешь тот живой интерес публики, о котором я сказал выше. Он очень радостен, этот интерес, его ведь ни с чем не сравнишь. Когда он существует, то не только актер, но и рабочий сцены его ощущает.
Он уже в том, как публика собирается, как занимает свои места до начала спектакля. Видимо, в классике по сравнению с прошлыми годами что-то удается увидеть заново, чем-то новым заинтересовать публику. И с точки зрения существа самих пьес и с точки зрения способа их театральной подачи.
Конечно, и тут есть опасность иссякнуть, ибо творчество – такое дело, где, как говорится, смотри в оба. Повторение – мать учения, но не творчества. Мы же всегда стоим перед опасностью повторения. И тут следует трезво смотреть на вещи, себя не обманывая. Трезвый взгляд как бы дает надежду на возникновение новых художественных идей.

Я, в частности, хотел бы думать, что смотрю на вещи без самообмана, пытаюсь не проглядеть повторений в классике. Во всяком случае, момент этот следует для себя отметить, даже если не чувствуешь сил сделать что-то иное.

Но само сомнение уже рождает новую энергию, которая должна в конце концов прорваться. В решении современной темы, думаю, эта новая энергия также появится, ведь и опыт постановки классики должен этому содействовать.

Однако хотелось бы сказать еще кое-что касающееся уже не нашего режиссерского ремесла, а самих пьес. Мне кажется, что многие драматурги вне зависимости от нашей неудовлетворенности собой, в свою очередь, не очень-то довольны сегодняшней своей работой. Они иногда пользуются отходами, что ли, от своих прошлых удач; они чувствуют это, этим мучаются и ищут новых путей. Но, к сожалению, подобно нам, еще не всегда их находят. Я позволяю себе критику по их адресу только для того, чтобы расшевелить их фантазию. Даже если они будут не согласны со мной, в их несогласии появится, быть может, какой-то дополнительный положительный заряд.

Программа «Больше, чем любовь. Анатолий Эфрос и Наталья Крымова», 2004 г.
  • Комедия
  • Анатолий Эфрос
  • 1989
  • 137 мин

Московский художественный академический театр им. М. Горького (МХАТ)

  • Драма
  • Анатолий Эфрос
  • 1972
  • 134 мин

Московский драматический театр на Малой Бронной

  • Драма
  • Анатолий Эфрос
  • 1971
  • 108 мин

Московский государственный театр «Ленком»

  • Драма
  • Анатолий Эфрос
  • 1976
  • 121 мин

Московский художественный академический театр им. М. Горького (МХАТ)

  • Драма
  • Анатолий Эфрос
  • 1988
  • 72 мин

Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

  • Мелодрама
  • Анатолий Эфрос
  • 1978
  • 144 мин

Государственный академический театр им. Моссовета

  • Драма
  • Анатолий Эфрос
  • 1973
  • 110 мин

Московский драматический театр на Малой Бронной

Звенит в ушах лихая музыка атаки

1 декабря Россия отмечает день хоккея

Космический пират и король Теодор

30 ноября — день рождения актера Вячеслава Невинного

Кино на портале Культура.РФ

Более 1000 фильмов, рецензии ведущих критиков, тематические подборки и интересные факты

Театры на портале Культура.РФ

Удивительные факты и легендарные постановки

Главное слово — мама

Поздравляем с Днем матери

Концерт завершает Год Сергея Прокофьева в России.

Подробнее

Праздник интеллектуальной литературы подводит книжные итоги года.

Подробнее

Увидеть старинные механические куклы, узнать различия крестьянских лаптей, услышать сонеты Шекспира…

Подробнее

Изучим афишу последнего месяца 2016 года.

Подробнее

Выставка Альбины Акритас в Салониках.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть