Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное

Свадебный обряд Глинковского района Смоленской области

Этнос: Русские
Конфессия: Православие
Язык: Русский, наречие – южнорусское
Паспорт объекта
Свадебный обряд является одним из самых развитых компонентов глинковской народной культуры. И хотя свадьбы в их традиционной форме здесь играли до 1970-х годов, сведения о сценарии их проведения, песенном репертуаре хорошо сохранились в памяти местных жителей. В свадебном ритуале Глинковского района важное значение имеют предсвадебные встречи представителей двух родов (сваты, двора глядеть, барыши); ночные свадебные обряды и застолья – прощание невесты с подругами и ее обряжение (девишник), вечерина у жениха (ребятник), одаривание невесты и жениха своими родственниками, приезд свадебного поезда, выкупы невесты и ее атрибутов; обряд завязывания молодой в доме жениха. В деревнях Глинковского района зафиксировано от 20 до 40 свадебных песен, сопровождающих весь ритуал.


Глинковский район расположен в центральной части Смоленщины на левом берегу Днепра. Свадебный обряд является здесь одним из самых развитых компонентов народной культуры. И хотя свадьбы в их традиционной форме здесь играли до 1970-х годов, сведения о сценарии их проведения, песенном репертуаре хорошо сохранились в памяти местных жителей, что позволило в 1996 году провести реконструкцию некоторых фрагментов обряда.


Свадьбы здесь играли круглый год, за исключением периодов постов: «Вот святки пройдуть, а потом уже после святок мясоед, тода уже, значить, свадьбы. У святки ужо жаних выбираеть сабе невесту. Вечаринки ж назывались, на вечаринке выбереть сабе, ну, тода уже идуть у сваты в мясоед, тода уже свадьбы играють. У хилипповки пост это уже не играли. Вот вясной после Паски играли тоже, это назывался великодёнский мясоед, кода Великиньдня пройдеть. Ну, а у пятровки это, спасовки это уже настерегались старые люди, не играли».


В сваты от жениха ходили вечером 2–3 человека – сам жениха и кто-то из близких родственников-мужчин (чаще крёстный): «Сватать идеть жаних и позоветь хто яму близкий з родни. Мужик, женщины не ходили. Стараются выбрать такого, который с язычком. Заходили, кто дорогу спрашивает, кто тёлочку ищет, кто что придумает». Если отказывали, «выходили, задом дверь закрывали, чтоб она больше не вышла замуж», а при согласии сваты садились за стол и их угощали. Предварительно договаривались о сроке свадьбы – обычно ее назначали через 2–3 недели после сватовства.


В том случае, если родители невесты жениха знали плохо, ездили двора глядеть – осмотреть хозяйство, чтобы убедиться в состоятельности будущего зятя.


Следующая встреча двух родов – барыши – была более представительной: в доме невесты собирались родственники с двух сторон (крестные, дядья, тетки, женатые братья и замужние сестры). Здесь обговаривали все подробности предстоящего события, но главное – договаривались о посаге (приданом) невесты: «Родные самые на барышах. Договариваются когда свадьбу делать, приготавливаются. Пасагу жаних выбивал, не жаних, а хто с им придеть. Что запросють. Тёлочку, корову, телёночка, ягнёночка, курёночка – что есть у отца, скотина какая, отдавали. Всё ей долю яе ‘тдають». На барышах невеста одаривала родню жениха полотенцами: «Намётки всё давала  сватам, на барышах жа давали – полотенцы такие узенькие длинные ткали, тоненькие». На застолье было принято пропивать невесту.


В канун свадьбы, в пятницу вечером, подруги невесты приходили к ней селять (наряжать) свадебный венок, для которого подневестница и невеста собирали у девушек по деревне разноцветные ленты: «Вянок наряжали у пятницу. У нас сама невеста ходить у каждый двор, иде девка, просить ленты у тебе. И все девочки дають ей ленты. Не одна, а вместе ходють, подневестница и невеста». Невеста, обходя девушек, приглашала, зазывала их в субботу на девишник. Поскольку в ее доме вовсю шли приготовления к свадьбе, иногда венок наряжали у соседей или у кого-нибудь из подруг.


Венок делали из плотной бумаги (картона), прикрепляя к ней разноцветные бумажные цветы и бусы, а сзади пришивали ленты: «Кардона такая, цвяты з бумаги, крали, перья такое. А сзади нашиваем ленты. По метре ленты висять, двухмятровые чтоб были. Удвоя складають, утроя, какая длинная лента. А кода наперёд вешають, на ‘бои стороны и сзади. Красиво!» После наряжения венок примеряли невесте, а затем вешали его на стенку около иконы, где он оставался до свадьбы. Здесь начинали петь специальные свадебные песни: «На ком жа у нас крутой-витой веночек?», «Танька по сеням ходила».


Центральный этап свадебного обряда – собственно свадьба – начинался в субботу вечером. В доме невесты собиралась родня: «Начинается свадьба всегда з вечера. Приезжают гости, встретють, потом садятся вужинать, песни за вужином играють». Каждому приходящему подносили приветное (встречное) – наливали рюмку вина и давали закуску: «Ну, родня ж приедеть, каждому дадуть это приветное. Вот приезжаешь ты на свадьбу, тебе встретють, там рюмочку нальлють, закусить дадуть, тода, значить, ждуть, пока вужин»; «У нас приедешь ты на свадьбу, тебе встречають, дадуть табе приветное, ну, это устречное».


В это же время подруги невесты приходили на девишник. Их усаживали за стол, а угощала их сама невеста: «В субботу вечером девок угостять в первую очередь. Невеста угошшаеть сама, невеста не за столом. Девки за столом, а невеста ходить их угошшаеть»; «У свадьбе садятся девки за стол, это девишник. Вужин – одных девок содют, без родителей». Затем они уходили на вечеринку на улицу или в один из соседних домов, где гуляла молодежь. После этого за стол садилась родня невесты, и застолье продолжалось всю ночь, до самого утра: «Ну, а потом токо, кода девок угостять, тода уже йдеть заходить родня садится. Ну, тода уже долго-долго родня эта вужинають».


Невеста зазывала девушек с танцев, и они уводили ее в отдельное помещение – камору, сенца – для обряжения. Невесту сажали на стул, расплетали ей косу, расчесывали волосы и надевали венок. Наряжала подневестница, остальные девушки ей помогали и пели песни («Танька по сеням ходила», «Выходила да Танечка по ранней росе» и др.).


Наряженную невесту к застолью выводили крестные, следом шли ее подруги. Крестные просили у родителей невесты и ее родных разрешения завести ее за стол, а девушки – спеть величальную песню: «Спрашивають: «Сват-сватушка, Иван Никитьевич, разряшитя песню начать, молодую княгиню величать». Он говорить: «Бог багословит!» А потом «Сватья-сватьюшка, Мария Карповна, разряшитя песню начать, молодую княгиню величать». Она говорит: «Бог багословит!», «Гости приезжии, соседи приближнии, разряшитя песню начать!» – «Бог багословит!» И начинается песня «Сборна суббота настала»».


Невесту заводили за стол, и ее родня начинала ее одаривать: «А потом же дарить. Скажуть, дар в каком часу, тода собираются опять все, родня з вечаринки (всю ночь танцують на вечарине), приходють опять сюды. Раньше перяд светом дарили. С-за дверей вядуть яе сюда, за стол». Сначала родители, потом крестные и все остальные родственники клали на тарелку, покрытую полотенцем, подарки, а невеста в ответ кланялась.


Рано утром родня невесты выходила из-за стола, их место занимали ее подруги, ожидая жениха: «А тода подоришь же – жаних скоро едеть! Как все поужинают, часа в 3, к утру, начинается дявишник»; «Ну, а потом уже ждут жениха, и ‘пять уж все вылазять гости – ён же скажет, жаних, в какие часы приедеть. Девки ж сидять, жениха ждуть». В ожидании жениха девушки пели девоцкие песни: «А потом, до приезду жениха садятся девки. Там за час. Вот скажут, что у шесть приедеть, и оны у пять садятся, девки, за стол и играють-играють, ждуть жениха. Ждуть-ждуть, яго нету, ждуть-ждуть, яго нету, тоды ужо запевають «Танечка матушку высылала»».


Вечером же в субботу у жениха собиралась его родня и друзья и игралась его свадьба – ребячья, этот вечер здесь могли называть мальчишником или ребятником. Его сценарий был сходен с невестиным: родственников приглашали за стол и угощали, в завершение застолья они одаривали жениха: «Жених свою играеть свадьбу, невеста – свою. У жениха поужинают, песни тоже родня попоёть. Тада подорят и собираются ехать за невестой. Там танцують и играють ихная родня. Там девок нет, там у невести вся молодёжь. У жениха там родня и ребяты, друзья».  К четырем-пяти часам утра снаряжался свадебный поезд из 8–12 подвод, родители благословляли жениха, и он в сопровождении двух-трех дружков и многочисленной родни (сватов и свашек) отправлялся за невестой.


На пути свадебного поезда ставили преграды – закладывали / забрасывали зайца, – и крестный жениха – дружок, густый сват – должен был откупиться: «Жердь ставят и дорогу перегораживают, а сват угощает. И не в одном месте ставят. Если знают, что свадьба едет, и несколько раз перегородят».


Первым в дом невесты заходил крестный жениха с буханкой хлеба. Два крестных – жениха и невесты – поднимали хлеб и меряли, чей выше: «Дружки меряют, кто выше, кто ниже». После этого крестные жениха начинали выкупать невесту у сидящих рядом с ней за столом девушек: «Густый сват – крёстный за густого свата – откупал невесту, как приезжает жаних. Там жа девушки сидять, их же нада с застолья выгнать. У крестной печенье было, у крестного – вино. Наливали вина и клали наверх пяченья и откупали стол». Торги за невесту сопровождались корильными песнями: «Брехалися, бранилися – пели песни. Вначале ложат нямножка, всё равно ня пускають и всё пають эту песню «Ня ширься дружка, ня ширься, откупи места, садися». Пели «Говорили – сваты богаты», а они нам – «Бряшитя сучки, бряшитя»»; «Дорогу заложуть им тама-тка на вулице, не пускають яго. И в хату не пускають, и к столу не пускають. Сваты эты лезуть и рвутся, их не пускають. А как жа стануть откупать невесту, кидають эты копейки, не дають девкам тое, что ‘ны просють, а йны играють «Сорви-ка, наш сваток, сорви цвяток», «Наша Танечка не вдова». Много-много этых усяких песен. Ну, и брешем, что никто не перябрешеть. Много знаем прибауток этых».


Здесь же жениховы дружки старались украсть скатерть (настолень) со стола и закинуть ее на крышу – чтобы девушки выходили замуж: «Настолень крали. Сваты стягывають настолень и кидають на крышу. А девки тут усе держали. А сват иде-нибудь подкрадется или под стол, или йде и стянеть этот настолень, ну, вроде как скатерть. Чтоб девки яше замуж пошли, чтоб в вековухах не ‘тстались. Тут держали крепко, оборона была: невесту оберегали. А тут лезут незнамо как».


После завершения выкупов девушки выходили из-за стола, а невеста перевязывала дружка жениха вышитым полотенцем: «Крёстному должна нявеста вешать полотенца. Как откупили стол – так вешають». Крестные сводили молодых и заводили их за стол, а следом усаживалась родня жениха: «Девушки вылезли из-за стола тогда крестный с крестным сводют молодых, заводят за стол и садят свою родню. Береть батька хрёстный жениха, жених бяреть нявесту, невеста – поднявестницу, матку хрёсную нявестину и пошли вокруг стола и садятся». На этом застолье угощали только родственников жениха.


По окончании застолья жених должен был выкупить косу невесты – символ девичества – у ее младших брата или сестры: «Када отправляють к жениху, тады таматка девочка ти мальчик какой ходить отрезаить косу. Вот так во режить. Яму платють деньги тада, кто отрезаить ету косыньку ей, нявести. Поют «Не в трубушку трубили рано по заре»».


Перед отъездом к венцу родители невесты благословляли молодых иконой – они становились на колени на шубу с вывернутым наружу мехом и кланялись родителям. Невеста при этом причитала: «Невеста выла, что-то причитывала, когда бласловляли в дорогу: «Бласлови-ка мене, мамочка, во путю, в дороженьку. Проситя, моя мамочка, Господа Бога, штоб мне Господь дал доли и щастя»».


После отъезда свадебного поезда мать с отцом собирали постель и сундук дочери – приданое – и ехали вслед за молодыми в дом жениха: «Сундук да постелю, а в сундуке все наряды, добро – постельное, полотенцы, холстины, сарахваны. Как невесту привязут к жениху и услед постель эту вязут».


Обвенчавшись, молодые ехали в дом жениха. Там их встречали его родители с хлебом-солью и приглашали в дом, где их благословляли на шубе и заводили за стол. Крестные еще раз мерялись хлебами: «И подымали: чей выше, кто выше подыметь, – хрёстные. Это уже когда привязуть к жениху, тада подымають. Это уже как к столу уже». На этом застолье в доме жениха сначала угощали невестиных родных, затем своих. Здесь невеста одаривала свекра и свекровь.


Как только застолье заканчивалось, молодую выводили из-за стола в хозяйственное помещение (например, чулан) и там меняли ей прическу и головной убор – завязывали: «Тада выводют молодую и делают подрожники, раньше называли, вот так косы делали, а тут чепчик завязывали или повойник. Или просто кичку закручивали, а тут бант прикалывали»; «Када привязуть невесту к свякрови, када уже обед этот кончится, вядуть молодую в чулан и завязывають у чапец. Брыль надевали, брыльный чапец». После завязывания невеста должна была выйти потанцевать перед гостями, продемонстрировав свой новый наряд: «А потом ина, када ей наденуть брыль, тада она выходить танцевать – у-у! Молодая пошла танцевать!»


В понедельник свадебное гуляние в доме жениха продолжалось. Один из его ярких моментов – ряжение кого-либо из гостей в невесту и жениха: «Назавтра других сажали молодых вместо жениха и невесты. Кто захочет, тот наденется». Они занимали место молодых за столом, а те должны были откупиться.


 Завершали свадебный обряд отводы – визит молодых к родителям невесты спустя несколько дней после свадьбы. Туда невеста привозила свой свадебный венок и расселивала (разбирала) его, раздавая ленты подругам: «Веночек тот висить у невести пока её отводы. Вот назначуть отводы. Едеть в отводы – домой, к отцу – и привозить этот вяночек и ленты эты расшиеть, раздасть эты ленты всем девочкам»;  «Расселивали, и каждый свою забереть ленту. Ну, мало ли, може, и два года свадьбы ня будеть. Каждой свою ленту раздаёт». Свадебный венок, вернее, его основа, в деревне часто был один, он хранился в доме какой-либо замужней женщины и передавался по свадьбам.


Свадебные песни в Глинковском районе исполнялись на протяжении всего свадебного периода. Они начинали звучать на улицах, как только в деревнях узнавали о состоявшемся сватовстве: «В деревне, када свадьба, девки етые песни пели свадёбные любую. Так поют, на улице». В самом обряде свадебные песни пели, начиная с девишника, а затем при всех переездах, выкупах невесты и ее атрибутов, на свадебных застольях,. Почти все записанные свадебные напевы являются политекстовыми – на них поются от пяти до двадцати различных поэтических текстов. В каждой деревне записано от 20 до 40 песен, которые исполняются на 8–10 напевов.


Важнейшим музыкальным атрибутом глинковской свадьбы была скрипка, звучание которой сопровождало свадебные песни, пляски и танцы: «Скрипка на свадьбе играла песни, танцы, мы плясали. Мы задаем, только лапти брыкают».

ВИДЕО

Фото

Аудио

01 Свадебная песня на девишнике «А в субботу да Танечка девок собрала» в исполнении жительниц д. Марьино Глинковского р-на Смоленской обл. Правовая информация

02 Свадебная песня на девишнике «А в садику ластовка громко щебетала» в исполнении жительниц д. Белый Холм Глинковского р-на Смоленской обл. Правовая информация

03 Свадебная песня «Липушка кудрявая всю осень шумела» в исполнении жительниц д. Марьино Глинковского р-на Смоленской обл. Правовая информация

04 Свадебная песня «Высоко я в тереме сижу» в исполнении жительниц д. Белый Холм Глинковского р-на Смоленской обл. Правовая информация

05 Свадебная песня «Разлився Дунай, разлився» в исполнении жительниц д. Белый Холм Глинковского р-на Смоленской обл. Правовая информация

06 Свадебная песня «Стой, берёзунька» в исполнении жительниц д. Марьино Глинковского р-на Смоленской обл. Правовая информация

07 Свадебная песня «Ходили голубцы по горохвищу» в исполнении жительниц д. Марьино Глинковского р-на Смоленской обл. Правовая информация

Самый известный русский импрессионист

Константин Коровин

Звенит в ушах лихая музыка атаки

1 декабря Россия отмечает день хоккея

Космический пират и король Теодор

30 ноября — день рождения актера Вячеслава Невинного

Кино на портале Культура.РФ

Более 1000 фильмов, рецензии ведущих критиков, тематические подборки и интересные факты

Театры на портале Культура.РФ

Удивительные факты и легендарные постановки

Главное слово — мама

Поздравляем с Днем матери

В Государственном музее Пушкина на Пречистенке развернута выставка «А.С. Пушкин. «Капитанская дочка». К 180-летию публикации».

Подробнее

Концерт завершает Год Сергея Прокофьева в России.

Подробнее

Праздник интеллектуальной литературы подводит книжные итоги года.

Подробнее

Увидеть старинные механические куклы, узнать различия крестьянских лаптей, услышать сонеты Шекспира…

Подробнее

Изучим афишу последнего месяца 2016 года.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть