Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное

Родильно-крестильный обряд белорусов-переселенцев Омского Прииртышья

Этнос: Белорусы
Конфессия: Православие
Язык: белорусский
Паспорт объекта
Родильные обряды относятся к числу наиболее редких явлений в современной традиционной культуре, они включают комплекс магических, бытовых и игровых действий, связанных с рождением ребенка. Эти обряды сохранились у белорусов-переселенцев, проживающих в нескольких селениях на территории Омского Прииртышья. Обрядовый цикл «родин» состоит из нескольких этапов, среди которых главными являются «хрезьбины» и «ответки». Во время коллективных собраний по случаю рождения ребенка поются обрядовые песни величального и корильного содержания. Переехав в Сибирь, белорусы сохранили стержневые моменты семейно-обрядовой традиции и, вместе с тем, адаптировали ее к новым историческим и локальным условиям.


У белорусов-переселенцев рубежа XIX–XX веков родинный обряд, совершавшийся в селах до 1970-х годов, условно можно разделить на три периода: собственно роды, хресьбины или хрезьбины – крещение младенца с последующим застольем и ответки – посещение родихи деревенскими женщинами.


Начавшиеся роды старались утаить от посторонних глаз: «На языки поднимать нельзя, тайна это, родихе будеть плохо родить» (д. Кейзес). Роды обычно происходили в доме, к рожающей женщине приглашали бабку повитуху. В деревне насчитывалось до десятка повитух. Обычно приглашали ту же бабку, которая принимала у женщины первого ребенка. Участие в родах могла принимать свекровь или мать роженицы, они помогали повитухе. Мужчин и детей на момент родов удаляли из дома. Однако если роды затягивались, то в дом приглашали мужа родихи, заставляли его снимать штаны и бросать у порога, а родиху – трижды перешагивать через эти штаны. Также роженицу водили вокруг стола, распускали ей волосы, освобождали одежду от узелков. Нередко женщины рожали стоя, держась за концы полотенца, продернутого сквозь кольцо в потолке: «Тятя пойшов за бабкой Афанасихой, а мама зачапила вытиральник за кольцо у потолке, а краи мне у руки дала. Так и рожала стоя. Раньше усе стоя рожали. Ищо цыпляли вытиральник за зубы бороны. Убьють еты зубы в потолок и цыпляють» (д. Кейзес).


При благополучном исходе родов ребенка заворачивали «у пóлку»: мальчика – изготовленную из отцовской старой рубахи, а девочку – из материнской юбки. При этом бабка перевязывала новорожденному пуповину суровой ниткой или материнским волосом, послед закапывала в подполе на завалине у печи. Высохший и отпавший конец пуповины «закручивали у стужку и клали за викону»: «када дятёнок станить понимать, отдаси яму етат пуп, кап развязав. Во тады ён у жизни усё будеть знать и уметь» (д. Соловьевка).


Заранее готовить вещи для новорожденного не полагалось, «пóлки приносила бабка, и пояс ина дома сшиеть или звяжить з ниток и тода етым поясом дятенка спавьéть» (д. Соловьевка).


До 1930-х гг. по истечении трех дней после родов ребенка возили крестить в церковь в соседнюю русскую деревню Рагозино. Поп нарекал новорожденного именем. По возвращении домой из церкви устраивались хресьбины. На них приглашали близких родственников родихи и ее мужа, в передний угол под икону (на кут) усаживали кума с кумой и бабку. Кум дарил деньги, а кума намётку (полотенце) или товар (отрез материи) крестнику. После совершения обряда размыва рук, «родиха вешала бабке на шею намётку» (д. Соловьевка). Бабка продавала гостям кашу, приговаривая заговор-пожелание: «Унучкý на хресьбины кашу згутувала, кап рос висока, ходив далёка, кап дав яму Бог щасливую долю. Кашу схапитя, а тады хоть и горшок побитя!» (д. Соловьевка).


Ответки были строго приурочены к определенному дню – первому воскресенью после родов: «хошь в субботу родишь, а у скрысеньне придуть – такей закон» (д. Соловьевка). В ответки приходили без приглашения только женщины деревни, а мужчины, дети и девушки не допускались. Куму, кума и бабку «качали на лавке», «садили ў санки зимой», «летом катали ў карыте». «Катають до тых пор по дяревне, пока яны не поставють гостям выпивку свою, и пяють песни про их» (д. Соловьевка).


В советский период (до 1970-х гг.) родины в отдаленных от районного центра деревнях проходили по старому обычаю, характерному для дореволюционного периода. Женщины предпочитали не обращаться в больницу. В момент родов свекровь шла за повитухой, а муж «ехав за фельшарицей». Бабка по-прежнему руководила процессом родов, закапывала в подполе место (послед), но бáбила (принимала роды и перевязывала пуповину) женщина-фельдшер. Примечательно, что медперсонал не противился сложившимся обрядам, а, наоборот, принимал в них активное участие. Так, в 1963 г. был совершён обряд перепекания ребёнка в семье Матюковых с участием медицинского работника (д. Соловьевка).


Повитуха (бабка) на селе продолжала быть главной помощницей при родах. Она предсказывала судьбу новорожденному: «Хорошая была баба Костичиха. Ина, бывало, идеть на родины, дык сперва идеть под вакно подглéдить, икая кому доля будеть: хто пьяница будеть, кому утопицца, хто там повешаецца – усё видить. У вакно подóйдить и усё видить у хати, кому от чаго помéрти етому человеку» (д. Соловьевка).


И в 1970-е годы повитухи продолжали помогать роженицам ухаживать за ребёнком. Сорок дней бабка купала новорожденного, сопровождала родиху в баню, «кап яé там не задушили черти одну». В день хресьбин бабка «погружала» ребёнка, добавляя при этом в обычную воду свою посвяцоную. Затем новорожденного трижды окатывала водой, целовала в спинку и сплёвывала с приговором: «С мора вода, с Сашки ўсякая беда. Водица з мора, расти, детка, скоро» (д. Соловьевка). Роженица присутствовала при этом обряде, набрасывала на ребёнка пелёнку. Бабка, читая молитвы, носила крестника вокруг стола, за ней следовали кум с кумой. Стол в названной местности считают божьей ладонью, вот почему родильные и крестильные обряды связаны с ним: «Ох, я Вальку дóвга родить не могла, а як обвила мяне баба крух стола, так я и ўсё» (д. Соловьевка). После троекратного обхода вокруг стола бабка передавала мальчика через стол куму, а девочку – куме. Имя ребёнку давала повитуха или «фельшарица», в редких случаях могла распорядиться свекровь или родители младенца. К назначенному часу приходили родственники, бабка с роженицей размывали руки, повитухе дарили «намётку не мене четырёх метров товару», кума с кумой обвязывали рушниками через плечо и всех троих «садили под божницу на кут». Далее праздновали хресьбины и ответки так же, как и в старое время.


После 1970-хгг. детей стали рожать в родильных домах, поэтому в настоящее время институт повитух полностью утрачен и на селе их не осталось. Последние роды в домашних условиях произошли в 1987 г. в роду Матюковых у А.Я. Зуевской (1963 г.р.). Роль бабки выполняла ее мать – Е.Е. Шелковская.


На хресьбинах повитуху стала заменять посажёная бабка, «которая уже отмылась», т.е. вышла из фертильного возраста. Все так же она продает кашу, но вырученные деньги отдает родихе. По-прежнему чествуют кума и куму, обвязывают их тканью. В застолье толкуют о красоте рожающей женщины: «Курочка нясецца – грабёнка красная». Как и раньше, «в хресьбины» приходят по приглашению, а «в ответки» – только одни женщины села без мужчин и детей.


 Хресьбины и ответки, по словам информантов, принципиально различаются не только с точки зрения обрядовых действий, но и по репертуару исполняемых песен. «На хресьбинах хресьбины пяють, а в ответках пьють, гуляють, дурняцца, пяють, пляшуть» (д. Соловьевка). Во время хресьбинного застолья песни «дужа длинно и красиво выводили» (д. Соловьевка). Исполнялись только величальные песни для кума, кумы, бабки, родихи и отца новорожденного.


Не судите гости

Вы на мою честь,

Я рада-радёхонька,

Что вы в мяне есть.

Первые гости –

Кум ды кума,

А вторые гости –

Брат ды сестра.

(д. Кейзес, аудио 03).

 

Восхваление кума и кумы таит в себе особый обрядовый смысл: «Кум, кума и бабка бяруть на сябе грех рабёнка. Бабка яму судьбу нарекаеть, а кум тады главным сватом становицца и свадьбу вядéть. Кума подарки на свадьбе збирáеть и своей хреснице фату знимáеть. Большая ответственность» (д. Соловьевка). «Первые гости – кум ды кума», они же есть и «вторые гости – брат ды сестра». Величальные песни подчёркивают родственную основу, заложенную в родинном обряде. Кумовьями назначались обычно братья мужа и сёстры родихи. При этом, кумовья, посаженые к первому новорождённому в семье, сохраняли свой обрядовый статус по отношению к последующим, так же, как и повитуха.


В величальных песнях воспевается расторопность мужа родихи, сообразительность повитухи, подготовка к хресьбинам. Во многих величальных хресьбинных песнях нашёл отражение мотив одаривания, закреплённый, видимо, благодаря обряду:


А хтой-то у нас (2)

Заняв куток?

Молодэй кумок

Заняв куток.

Сядить на покуте, (2)

Як сокол у гнязде.

А на гэстый кутец

Поклав чирвонец.

А хтой-то у нас (2)

Заняв куток?

Молодая кума

Зняла куток.

Сядить на покуте, (2)

Як соколица у гнязде.

А на гэстый кутец

Раскатила шкутец.

(д. Соловьевка).

 

Как правило, кум дарил деньги, а кума намётку. Величальные песни с мотивом одаривания исполнялись перед продажей бабиной каши.


Если на хресьбинах величальные песни звучали торжественно, то на ответках целенаправленно развенчивали идеальные образы кумовьёв и бабки. Повитуха из «червонной розы» превращается в лучшем случае в «бабку-любку».


Ой учора, бабка, ой учора, любка,

На хресьбинках была;

А сягодня бабка, а сягодня любка

У в атветки пришла.

(д. Кейзес)


Гости «здикаюцца над бабкой, пяють ей что попало, навяжуть на голову стужек зимой, а летом тьвятков натóркують и вязуть па дяревне у карыти, ти под руки вядуть к ей домой за выпивкой и пяють» (д. Соловьевка):


Я бы гэсту бабку,

Я бы гэсту любку,

И у бабки не звав;

Я бы гэстой бабке,

Я бы гэстой любке

И намётки не дав.

Запряжите, запряжите

Двенадцать собак.

Отвязите, отвязите

Гэсту бабку назад.

(д. Соловьевка)


Среди корильных песен, исполняющихся в ответках, преобладают песни о кумовьях. Кумовья, впоследствии становившиеся ещё и сватами, благодаря участию в обряде породнялись с конкретной семьей и другими семьям одного родового коллектива. Эту весьма характерную особенность в местном обряде подметила и образно выразила повитуха Ляшиха: «Кинь палку в собаку, а угадаешь в кума или в свата». Вот почему свадьбы «гуляють усей дяревней, никого ня выкинешь – хто кум, хто сват, хто брат – усех приходилось звать»(д. Соловьевка).


Корильных хресьбинных песен записано больше, чем величальных. Уход последних из активного бытования вызван разрушением обрядов первого дня родин. Если не проводится крещение/погружение, то хресьбины замещаются или совмещаются с ответками, на которых величальные песни, согласно традиции, не поются. Примечательно, что корильные хресьбинные песни, насыщенные юмором в изображении действий кума и кумы, исполняются у белорусов-переселенцев не только в ответках, но и на второй день свадьбы, а также на «родственных гулянках».


По музыкальным особенностям среди крестинных песен, бытующих у белорусов в Сибири, выделяются обрядовые, песенно-танцевальные (песни куму и куме имеют ярко выраженный танцевальный характер) и лирические образцы. Для всех крестинных песен характерны малораспевные мелодии, состоящие из кратких, отграниченных друг от друга мелодических построений, парные повторы мелодических элементов, а также ритмическая переменность или контраст построений строфы, проявляющийся в смене единицы пульсации.


Некоторые крестинные напевы сибирских белорусов являются аналогами напевов, бытующих в Белоруссии. К ним можно отнести, к примеру, напевы песен «Вчора бабуся, вчора любуся» (аудио 02), «Кабы я знала, кабы ведала» (аудио 01), «Не судите, гости» (аудио 03). Однако большая часть сибирских крестинных напевов не имеет полного соответствия белорусским типовым напевам, а воспроизводит отдельные их ритмоформулы, нередко в измененном виде, в сочетании с ритмическими построениями, которые характерны для обрядовых песен календарного или свадебного циклов.


В родинном обряде белорусов-переселенцев, проживающих в Омском Прииртышье, ярко проступают черты родинного обрядового комплексабелорусов Витебской губернии, описанного П.В. Шейном в конце XIX в. Местная сибирская специфика хрестьбин выражается в утрате третьего дня родин, именуемого муравинками, а также в переименовании второго дня: белорусские похмелки были заменены на русские ответки. Однако изменение названия не повлияло на сам обряд и приуроченные к нему песни. Потомки белорусов-переселенцев до сих пор следуют обычаям метрополии –традиции Витебской и Могилёвской губерний Белоруссии.

Фото

Аудио

01 Величальная песня на хресьбинах «Кабы я знала, каб я ведала» в исполнении Е.А. Морозовой из с. Кейзес Седельниковского р-на Омской обл. Правовая информация

02 Корильная песня на ответках «Вчора бабуся, вчора любуся» в исполнении Е.А. Морозовой из с. Кейзес Седельниковского р-на Омской обл. Правовая информация

03 Величальная песня на хресьбинах «Не судите, гости» в исполнении Е.А. Морозовой из с. Кейзес Седельниковского р-на Омской обл. Правовая информация

04 Корильная песня на ответках «Вирабейки пишшат» в исполнении В.К. Парохонько из д. Николаевка Седельниковского р-на Омской обл. Правовая информация

05 Застольная песня на хресьбинах «Ах ты, чарочка» в исполнении В.К. Парохонько из д. Николаевка Седельниковского р-на Омской обл. Правовая информация

06 Застольная песня на хресьбинах «Я в пиру й бала» в исполнении В.К. Парохонько из д. Николаевка Седельниковского р-на Омской обл. Правовая информация

07 Застольная песня на хресьбинах «И вылетила ластовка» в исполнении В.К. Парохонько из д. Николаевка Седельниковского р-на Омской обл. Правовая информация

08 Величальная песня «родихе» на хресьбинах «Садовая ябланка» в исполнении М.П. Аверьяновой из д. Ларионовка Знаменского р-на Омской обл. Правовая информация

09 Величальная песня куму во время одаривания крестника на хресьбинах «Сядить кум на куте» в исполнении М.П. Аверьяновой из д. Ларионовка Знаменского р-на Омской обл. Правовая информация

10 Застольная шуточная песня на хресьбинах «Кум ня пьеть» в исполнении М.П. Аверьяновой из д. Ларионовка Знаменского р-на Омской обл. Правовая информация

11 Застольная песня на хресьбинах «Наварил братец пива» в исполнении М.П. Аверьяновой из д. Ларионовка Знаменского р-на Омской обл. Правовая информация

Вспоминаем Георгия Вицина

Видеоролик из ролей замечательного актера

Международный день цирка

«Цирк - это вечный праздник взрослых и ребят!»

Вспоминаем советские боевики

Благородные герои в борьбе за справедливость

Вспоминаем любимых героев мультиков

Классика советской анимации

От купольного храма до хрущевки

Краткий путеводитель по архитектурным стилям российских городов

Золотое кольцо России

Виртуальное путешествие по древним городам

Великий комбинатор советского кино

Вспоминаем известные роли Сергея Юрского

XVIII век в русской живописи

История изобразительного искусства за две минуты

Искусство сказочного перевода

Вспоминаем переводчиков любимых детских книг

В 84 регионах страны за 2 дня состоялось более 10 тысяч мероприятий в библиотеках, книжных клубах — и даже в московском метро.

Подробнее

Владимир Мединский дал старт всероссийской акции «Библионочь-2017» на Триумфальной площади в Москве.

Подробнее

Какую программу подготовили библиотеки столицы

Подробнее

Мероприятия, посвященные любви, весне и свободе, — в подборке портала «Культура.РФ».

Подробнее

Жюри предстоит выбрать лучшую из семи экранизаций.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть