Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное

Песенная традиция восточных бурят

Этнос: Восточные буряты (хори-буряты)
Конфессия: Буддизм, шаманизм, православие (двоеверие, троеверие)
Язык: Бурятский, диалект – хоринский
Паспорт объекта
Песни восточных бурят представлены большим количеством обрядовых и необрядовых песенных жанров. Они разнообразны в тематическом отношении, поражают богатством и красотой напевов: от медленных, богато орнаментированных − до быстрых и ритмичных. В современных условиях, связанных с разрушением традиционного уклада жизни, уходом в прошлое многих обрядов и праздников, песенная традиция, составляющая основу традиционной музыкальной культуры бурят, фактически приняла на себя роль этнического маркера.

Большинство фольклорных песенных жанров бытует в настоящее время, сохраняясь в памяти людей среднего и старшего поколения, либо функционирует во вторичных формах в рамках клубной деятельности; некоторые жанры уже не существуют в живом бытовании и представление о них можно получить, только прослушав архивные записи.


Народные песни, распространенные у восточных (хоринских) бурят повсеместно, обозначаются этническим термином дуун (‘песня’, мн.ч. дуунууд). Преимущественно лирические по содержанию, они представлены большим числом песенных жанров, каждый из которых имеет собственное название. Жанровые группы песен выделяются исполнителями в первую очередь по содержанию поэтических текстов, а также в зависимости от стилистических характеристик напевов.


Как правило, песни не имеют авторства. В то же время, отдельные выдающиеся исполнители могут говорить о песнях собственного сочинения, как правило, имея в виду поэтический текст, созданный по традиционным образно-композиционным канонам.


Некоторым песням авторство приписывается. Таковы, в частности, многие түүхын дуунууд (‘исторические песни’), содержание которых связано с происходившими когда-то реальными событиями. Вот, например, одна из песен хори-бурята Шилдэ, бывшего в звании занги (невысокий чин предводителя рода). По преданию, во время проведения границы между Россией и Монголией он оказался на монгольской стороне, впоследствии пытался вернуться в Россию, но был схвачен и казнен. Перед казнью он спел песню, чтоб его слова передали родственникам.

 

Гүлэгэн, гүлэгэн харахан, зай да зай!

Гүйдэл шэнжэн адали [ээ].

Гүлэмэр багахан зангиниинь, зай да зай!

Суудал шэнжэн адали [ээ].

Гунан, гунан хараниинь, зай да зай!

Гүйдэл шэнжэн адали [ээ].

Гунхар багхан зангиниинь, зай да зай!

Суудал шэнжэн адали [ээ].

Адуунайнга олондо, зай да зай!

Аранга шэбээ бодхолойб.

Айдарайнгаа ехэдэ, зай да зай!

Алтан хилэ алхалайб.

Хонинойнго олондо, зай да зай!

Хобто шэбээ бодхолойб.

Холшоройнго ехэдэ, зай да зай!

Хуули хилэ алхалайб.

Тэмээнэйнгэ олондо, зай да зай!

Тэбхэ шэбээ бодхолойб.

Тэршээгэйнгээ ехэдэ, зай да зай!

Тэгшэ хилэ алхалайб.

Гунан, гунан хараниинь, зай да зай!

Гурбан хүлдѳѳ шүдэртэй.

Гүлмэр баахан зангиниинь, зай да зай!

Гурбан дабхар сэрэг соо.

Дүнэн, дүнэн хараниинь, зай да зай!

Дүрбэн хүлдѳѳ шүдэртэй.

Гүлмэр баахан зангиниинь, зай да зай!

Дүрбэн зүгтѳѳ сэрэгтэй.

 

У молодого, неокрепшего Воронко, вот как вот,

Признаки бегунца, похоже, есть.

У молодого маленького занги, вот как вот,

Признаки наездника, похоже есть.

У трехлетнего, трехлетнего Воронко, вот как вот,

Признаки бегунца, похоже, есть.

У маленького, неопытного занги, вот как вот,

Ухватки наездника, похоже, есть.

При множестве лошадей, вот как вот,

Изгородь с вышкой я воздвиг.

От избытка молодечества

Золотую границу перешел.

При множестве овец, вот как вот,

Воздвиг я насыпь с оградой.

От избытка беспечности своей, вот как вот,

Законный рубеж перешел.

При множестве верблюдов, вот как вот,

Изгородь с подпоркой воздвиг.

По неспокойному характеру своему, вот как вот,

Ровную границу перешел.

Трехлетний, трехлетний Воронко, вот как вот,

С путами на трех ногах.

Молодой неокрепший занги, вот как вот,

Окружен войском в три ряда.

Четырехлетний, четырехлетний Воронко, вот как вот,

С путами на четырех ногах.

Молодой неокрепший занги, вот как вот,

С четырех сторон [окружен] войсками [1]

 

У хори-бурят встречаются түүхын дуунууд о Бабжа Барас Баторе, Шоно Баторе Шилдэ-занги, о переселении племен, вылазках за кордон, принятии российского подданства, пограничной службе, Первой мировой войне и т.д. [2]. Исполнение түүхын дуунууд обычно сопровождается повествованием, в котором излагаются исторические события, в его ткань вплетаются одна или несколько песен, концентрирующих в себе лирическую оценку происходящего; в них нередко от первого лица выражаются чувства и настроения героя. В настоящее время исторические песни, которые пели в основном пожилые мужчины, исполняются редко.


Трудно записать и охотничьи песни ангуушадай дуунууд (Аудио 01), посвященные охотничьему быту, прославляющие доблесть и меткость стрелков, природные богатства тайги. Их могли петь охотники во время охоты на вечерних привалах, чтоб порадовать духа-хозяина тайги, посылающего взамен богатую добычу. Не случайно охотничьи артели брали с собой в тайгу знатока песен и эпоса – улигершина, которому полагалась доля от общей добычи, даже если он не участвовал в охоте.


Широко распространены и пользуются особым почетом бурханэй или буддын магтаал дуунууд, прославляющие буддийские святыни. Они исполняются обычно пожилыми людьми, чаще всего женщинами. Очень популярны песни об Агинском, Эгитуйском и других дацанах (Аудио 02), о статуе Сандалового Будды Зандан-Жуу (Аудио 03).


Любимы в народе наполненные глубокой нежностью и уважением песни эхэ эсэгын дуунууд, прославляющие родителей:

 

Урдал хадын энгэрэтэ

Оюун шолуун эрэдэни.

Уураг сүүгээ хѳхүүлсэ,

Эжыл намдаа эрэдэни.

Саадал хадын энгэрэтэ

Сахюур шолуун эрэдэни.

Саганн сүүгээ хѳхүүлсэн,

Эжыл намдаа эрэдэни.

 

На солнечном склоне южной горы

Бирюзовый камень драгоценность.

Молоком своим вскормившая,

Мать для меня драгоценность.

На южном склоне дальней горы

Кремневый камень драгоценность.

Молоком своим белым вскормившая,

Мать для меня драгоценность [3].

 

Знатоки традиции до сих пор помнят песни, которые в старину сопровождали свадьбу. В прошлом они начинали звучать на предсвадебных играх невесты түүдэбшын наадан (‘играх костра’). За несколько дней до свадьбы невеста с друзьями и подругами отправлялась по улусам прощаться со своими родственниками. Те оповещали соседей, готовили еду, к вечеру собиралась молодежь, разжигали костры и устраивали прощальную вечеринку с пением песен.


Живое описание такого наадана можно найти в работе 1894 года сосланного в Сибирь народовольца, юриста Моисея Аароновича Кроля. «Когда наступает вечер, перед юртой невесты раскладывают костер, и молодежь начинает свое хождение вокруг огня. Воздух оглашается звуками бурятских песен. Специально свадебных песен нам не привелось слышать, может быть оттого, что таких нет; впрочем, некоторые из слышанных нами песен отчасти походили к случаю. … Хождение вокруг костра, чрезвычайно однообразное, сменяется изредка беганием вприпрыжку «Эримчихэнь»» [4].


Танцы вокруг костра или специально выставленной для этого случая телеги упоминает и бурятский хореограф, знаток народных танцев Татьяна Ефремовна Гергесова. «Юноши и девушки, взявшись за руки, скрещенные за спиной, группами по три-четыре или пять-шесть человек с песней расхаживали по направлению солнца вокруг костров или телег. Постепенно протяжная степная мелодия сменялась веселой песней. В такт веселой плясовой песни исполнялся танец «Ээрэмшээхэ»» [5].


В старину во время туудэбшын наадан исполнялся также хоровод нюрьеэлгэ (‘громыхание’) стоящими друг против друга шеренгами. Парни и девушки делились на две партии, становились плечом к плечу, соединяли руки за спинами и, покачиваясь, пели нэрьеэлгэй дуун. Каждая из сторон поочередно исполняла по две либо по четыре строчки песни [6].

 

Нэрье, нарье, нэрьеэл бэри, hѳѳ!

Айэ, hѳѳ! Нэрье, нэрье, нэрье бэри!

Нарhан модоной орой дээхэнүүр!

Наратал тэнгериин оёор доохонуур,

Нэрье, нэрье, нэрьэел бэри, hѳѳ!

Айэ, hѳѳ! Нэрье, нэрье, нэрье бэри!

Xyhaн модоной орой дээхэнүүр,

Хурмаста тэнгэриин оёор доохонуур,

Нэрье, нэрье, нэрьэел бэри, hѳѳ!

Айэ, hѳѳ! Нэрье, нэрье, нэрье бэри!

Уляаhан модоной орой дээхэнүүр,

Уняартал тэнгэриин оёор доохонуур

Нэрье, нэрье, нэрьеэл бэри, hѳѳ!

Айэ, hѳѳ! Нэрье, нэрье, нэрье бэри!

Ундэр модоной орой дээхэнүүр,

Υүлэтэй тэнгэриин оёор доохонуур,

Нэрье, нэрье, нэрье, бэри hѳѳ!

Ай, hѳѳ! Нэрье, нэрье, нэрье бэри!

 

Греми, греми, еще пуще греми, эй!

Айэ, эй! Греми, греми , греми же пуще!

Над вершинами леса соснового,

Под дном неба солнечного

Греми, греми, еще пуще греми, эй!

Айэ, эй! Греми, греми, греми же пуще!

Над вершинами леса березового,

Под дном Хурмаста тэнгрия

Греми, греми, греми, еще пуще греми, эй!

Айэ, йэ! Греми, греми, греми же пуще!

Над вершинами леса осинового,

Под дном неба мглистого

Греми, греми, еще пуще греми, эй!

Айэ, эй! Греми, греми, греми же пуще!

Над вершинами деревьев высоких,

Под дном неба облачного

Греми, греми, еще пуще греми, эй!

Айэ, эй! Греми, греми, греми же пуще! [7]

 

В нерьене могли петься, по-видимому, песни разного содержания – например, түүхын дуун [8] или буддын дуун [9]. Выдающийся исследователь бурятского музыкального фольклора Дашинима Санжиевич Дугаров связывает хоровод нэрьеэлгэ с культом огня, неба и бога-громовержца Айа. Он отмечает исчезновение этого хоровода уже к середине XX века и бытование нэрьеэлгэй дуунууд лишь в качестве «проголосных песен» (Видео 03). 


Что касается собственно свадьбы, то в отличие от западных бурят-шаманистов, у восточных бурят-ламаистов в прошлом все основные ее ритуальные моменты сопровождались чтением буддийских молитв специально приглашенным ламой [10]. Он указывал и предпочтительное время свадьбы. Песни же звучали в основном на свадебных застольях, устраиваемых на этапах сватовства, выплаты калыма, передачи приданного и, наконец, на заключительном свадебном пиру [11]. В число свадебных турын дуунууд входили тѳѳлэйн дуунууд – песни при подношении бараньей головы, которые исполнял почитаемому гостю кто-либо из стариков – родственников жениха или невесты; аягын дуунууд ‘песни чаши’, сопровождающие поднесение чарки вина; песни-наказы жениху или невесте; худанарай дуунууд – песни сватов [12]; юроолай дуунууд – песни-благопожелания; архиин дуунууд – обычные застольные песни (Аудио 04).


Песни-наказы невесте захяа басаганай дуунууд или уусын дуунууд (‘песни крестца’; Видео 04), которые сопровождали поднесение ей мяса с крестцовой части животного, содержали наставления девушке: быть послушной и приветливой, слушаться и уважать старших, подчиняться мужу, не забывать родной дом:

 

Аятайхан газарта

Адуунайманай эдеэлсэ, абгаймни.

Ахмадайгаа ерэхэдэ,

Архияа барин гараарай, абгаймни.

Υлэмтэйхэн газарта

Yхэрэйманай эдеэлсэ, абгаймни.

Yбгэндэйгѳѳ ерэхэдэ

Yрүүмхэйн барин гараарай, абгаймни.

Хорхинсогтой газарта

Хонинойманай эдеэлсэ, абгаймни.

Худгандайгаа ерэхэдэ

Хойшоо болон суугаарай, абгаймни.

 

В осоковой местности

Быков наших пастбище, сестра моя.

Старшие будут приходить –

Выходи с вином навстречу, сестра моя.

В местности с сараной

Овец наших пастбище, сестра моя.

Старики будут приходить –

Выходи с рюмочкой навстречу, сестра моя.

В полынной местности

Табунов наших пастбище, сестра моя.

Сваты будут приходить –

Садись в сторонку, сестра моя [13].

 

В застольных песнях выражалась радость по поводу встречи с родней и приобретения новых родственников, благодарность хозяевам, собравшим всех за одним богатым столом.


Благопожеланиями восхваляли невесту и жениха, желали им многочисленного потомства, долгих лет богатой и счастливой жизни.


В то же время, все эти виды песен могли звучать и вне свадьбы. Например, тѳѳлэйн дуун, аягын дуун, юроолай дуун или худанарай дуун могли петься на застольях по другим случаям – в честь приезда гостей, рождения ребенка, на Сагаалган (Новый год) и т.д. За столом и просто так могли петься захяа дуунууд – наказы детям, друзьям, начальникам, уезжающим родственникам (Аудио 05), буддын дуунууд, нютагай дуунууд – песни о родных местах (Аудио 06, 07), песни–раздумья (Видео 01) и любые другие лирические песни.


В ситуации застолья пели также шуточные шог дуунууд, частушки шагша (Аудио 08), песни-загадки таабари дуунууд. Шуточными либо серьезными могли быть песни-диалоги дуу андалдаха (‘обмениваться песнями’) или дуу хаялсяха (‘бросаться песнями’), нередко перерастающие в целые песенные состязания между гостем и хозяином или группами гостей (Аудио 09).


Такого рода песенные состязания могли устраиваться и в круговом танце ёохор, мотивы, тексты и хореография которого в начале XX века были заимствованы хоринцами от западных бурят [14]. В настоящее время этот жанр, обрядовый по происхождению, пребывает в продуктивном состоянии, появляются новые тексты, распеваемые в хороводе не только на западные, но и на восточнобурятские мелодии.


Песни сопровождали не только обряды, но и некоторые традиционные игры. Вершинные образцы песенной поэзии представлены в бэhэлигэй дуунууд, исполняющихся при игре с прятанием кольца. По мнению авторов первого руководства по собиранию бурятского фольклора Сергея Петровича Балдаева и Гунги Очировича Туденова, эти песни «по эпиче­скому спокойствию, глубине содержания и красоте мелодии … не знают себе равных среди других бурятских песен. В цикл песен кольца входили лишь та­кие (отборные) песни, которые выдержа­ли испытание временем» [15].


Игра проходила следующим образом. В одной из юрт или изб вечером собиралась молодежь, садилась полукругом или кругом. Один из участников игры прятал перстень бэhэлиг, другой его искал, а остальные пели песни. Тот, кто находил кольцо, получал право его прятать, а искать должен был человек, у которого оно было найдено. При втором способе игры присутствующие делились на две партии, представитель одной из которых прятал перстень, а входящий в другую партию его искал. Тот, кто не смог найти кольцо, или тот, у кого его нашли, должен был исполнить песню [16]. По другим сведениям, песню пела группа проигравшего [17]. В некоторых местах проигравшая группа отдавала одного своего члена в группу победителя [18]. Игра могла продолжаться до утра, и побежденной признавалась та сторона, у которой иссякал запас песен [19].


Некоторые авторы пишут об установившейся последовательности в исполнении бэhэлигэй дуунууд и среди особенно популярных называют песни «Эрбэд сохор» («Чубарый конь»), «Урда уула» («Южная гора»), «Хэрээтэйхэн хээрээрэ» («Гнедой с крестом»), «Алтаргана» («Золотарник») и др. [20].


В числе игр, сопровождавшихся песнями, упоминается и игра прятания рукавиц [21]. Ее развернутое описание приводит Т.Е. Гергесова. «Играющие, согнув колени, тесно садятся полукругом. Руки держат под коленями в обхват, чтобы незаметно передавать рукавицу друг другу. Впереди, спиной к играющим, становится искатель рукавицы, который после сигнала пускается в розыски.


Во время игры поют, покачиваясь из стороны в сторону, и это покачивание способствует незаметному переходу рукавицы из рук в руки. Таким образом, рукавица, словно волшебница, мелькает, показываясь то тут, то там, увлекая за собой искателя, который охотится за ней, как кошка за мышкой.


Играющий, показывая рукавицу или хлопнув ею искателя – «Бээлэй эндэ! Энэ, энэ!» («Рукавица здесь! Вот, вот!») – прячет ее под колени и, сделав вид, что передал соседу справа (на что тот соответственно реагирует), отправляет ее в другую сторону, т.е. старается обмануть» [22].


Здесь же приводится песня рукавиц бэлэйн дуунууд:

Ойро байhан бээлэйгээ

Олохо үгыдѳѳ гомодоорой,

Ушарhан ганса нүхэртэйгѳѳ

Уулзаа үгыдѳѳ гомодоорой.

 

Бээлэй намаас үнгэрчоо

Бэдэрээд абахые шамдаарай,

Хүдэhэн бээлэй үнгэрчоо

Хүсээд абахые шамдаарай.

 

Хүдэhэн бээлэй хамнаалай

Захын хүнэй хормойдо,

Бээлэй, бээлэй, бээлэй шуу

Бэдэрhэн хүндэ бү олдоорой.

 

Рукавицу, что вблизи

Не нашел, – печалься.

Друга милого

Не встретил – печалься.

 

Рукавица от меня уплыла,

Спеши поскорее найти.

Замшевая давно уплыла,

В погоню спеши поскорей.

 

Рукавичка, рукавичка чесучевая

У крайнего в подоле.

Рукавичка, рукавичка, рукавичка.

Кто ищет, тому не находись [23].

 

Несмотря на то, что игры прятания кольца и рукавиц в настоящее время исчезли, песни кольца до сих пор любимы и исполняемы, их тематика весьма разнообразна.


Приведем текст песни кольца «Эрбэд сохор», записанной Д.С. Дугаровым в 1960 году [24] и бытующей до сих пор (Аудио 10).

 

Зүhэлүүр hайтай лэ зээрдэхэн

Зүhэл нэгэн адуунда лэ.

Зүhэлхэжэ лэ хархадам,

Күнэй hайхан хүлэг бэ лэ.

Эрбэд, эрбэд соохорхон

Эжэл соогоол янзатайл.

Знүүхэнш ябасан бэемнил

Эжыдээл абадаал ямбатай.

Арадаг, арадаг соохорхон

Адуун соогоол янзатайл.

Айдарханш ябасан бэемнил

Абадаал, эжыдээл ямбатай.

     Хотогор, хотогор соохорхон

     Хорой соогоол янзатай,

     Холшорхон ябасан бэемнил

     Хотон соогоол хүндэтэйл.

Алтан агуулын оройдо

Аадар яажа дусахан даа,

Аляадажа ябасан таниигаас

Амдиидаа яахажа салахан даа.

     Мүнгэнхэн агуулын оройдо

     Мүндэр яажа дусахан даа.

     Мүрѳѳдэжэ ябасан бидэнүүд

     Мүнѳѳдѳѳ яажа салахан даа.

 

Красивый рыжий конь -

В табуне одной масти,

Как посмотрю на него,

Какой же красивый аргамак.

     Пестрый чубарый неук

     В табуне красив собою.

     Вот я молодой

     Матушке и батюшке дорог.

Необъезженный дикий чубарый

В табуне красив собою.

Я, молодой, беззаботный,

Батюшке и матушке дорог.

     Чубарый, с изогнутой спиной,

     В загоне красив собою.

     Я, молодой и беспечный,

     В стойбище почитаем.

На вершине золотой горы

И капля ливня не упадет.

Озорные друзья, мы с вами

В жизни не расстанемся.

     На вершине серебряной горы

     И крупинка града не упадет.

     Друзья безмятежной юности,

     Возможно ли теперь расставанье?!

 

Бэhэлигэй дуунууд могли звучать в разных ситуациях – в хороводе, на застолье, при встрече высоких гостей, на предсвадебных играх невесты түүдэбшын наадан и т.д. Некоторые исполнители считают песни кольца свадебными, а игру прятания кольца связывают со свадебным ритуалом [25]. В их числе – песенница с. Можайка Еравнинского р-на Бурятии Нина Найдановна Цыренжапова, спевшая бэhэлигэй дуун «Гнедой конь» (Аудио 11), вариант которой опубликован Д.С. Дугаровым:

 

Хэрээтэйхэн хээрээрээ

Хэтэхэн холо зорие,

Хэбтэсэн нойроо сэлэмээжэ,

Эжынгээ мэндые мэдэе.

     Аргамжатайхан хээрээрээ

     Аян холо зорие.

     Анисан нойроо сэлэмээжэ

     Абынгаа мэндые мэдэе.

Уяатайхан хээрээрээ

Отохон холо зорие.

Унтасан нойроо сэлэмээжэ,

Урагуудай мэндые мэдэе.

     Хүхэрэн байгша хүбэшэмнай

     Хүбѳѳгѳѳрѳѳ харгытай.

     Хүүнэй болосонхон эжимнай

     Хүнхинэн, ханхинан суугаа даа.

Харалан байгша хадамнай

Хаяагаараа харгытай.

Харил болосонхон эжымнай

Ханхинан, хүнхинэн суугаа даа.

 

На Карьке с крестом

Поедем в дальнюю даль.

Рассеяв свою сонливость,

Осведомимся о здоровье матери.

     На привязанном [бечевой] Карьке

     В дальнюю дорогу поедем.

     Рассеяв сомкнувшую глаза сонливость,

     Осведомимся о здоровье матери.

На привязанном [за повод] Карьке

В дорогу дальнюю поедем.

Рассеяв ленивый сон,

Осведомимся о здоровье своих родичей.

     Синеющий лесистый хребет наш

     Имеет дорогу по склонам [краям].

     Ставшая чужой, наша матушка

     Сидит вздыхаючи.

Чернеющая скала наша

Имеет дорогу по низу косогора.

Ставшая чужой, наша матушка

Сидит вздыхаючи [26].

 

В качестве песен кольца могли петься и обычные лирические песни – любовные инаг дуранай дуунууд, ‘грустные’ гуниг дуунууд, шуточные шог дуунууд, песни-прославления родителей эхэ эсэгын дуунууд, исторические түүхын дуунууд, сиротские песни парня или девушки үншэн хүнэй или үншэн басаганай дуунууд, песни раздумий hанаан бодолой дуунууд, песни о родных местах нютагай дуунууд и т.д.


Среди песен, сопровождавших игры, упомянем также ныне исчезнувшие картежные песни хартаашадай дуунууд [27], которые пели игроки в карты, подбадривая себя и партнеров или хвалясь выигрышем (Аудио 12).


Как видно, описанные выше виды песен исполнители выделяют по разнородным признакам ­– тематическому, функциональному, эмоциональному, агентивному, композиционному, стилистическому и пр. Как следствие, жанровое обозначение песни может указывать на ее различные стороны: принадлежность к определенной тематической группе, поэтическое содержание, стилистические характеристики текста и напева и пр. (Аудио 07, 13; Видео 02).

Песня также может быть ‘долгой’ ута дуун либо ‘короткой’ богони дуун в зависимости от длины поэтического текста и, по-видимому, характера мелодии. По стилистическим характеристикам напева аялга песни могут быть уужам (‘распевными’, ‘широкими’), аалин (‘тихими’, ‘медленными’), татаад (‘протяжными’), тургэн (‘скорыми’) и дондур (‘средними’).


Как правило, ута, татаад и ужам дуунууд характеризуются развернутыми распевами (Аудио 03), а тургэн дуунууд, напротив, ритмичны и с небольшим количеством распевов (Аудио 08).


Кроме того, существуют названия, объединяющие песни в группы. Например, любовные, грустные, шуточные, песни о родителях, песни о родных местах, песни-наказы, песни с военной тематикой дэйнэ или сэрэгэй дуунууд, колхозные колхозай дуунууд, трудовые ажалай дуунууд и т.д. Скорые, «средние» или «долгие» песни относятся к разряду ‘обычных’ юрын дуунууд: они могут петься в любое время и по любому поводу. Для некоторых особенно ценимых и считающихся старинными песен разных жанров употребляется также термин домог дуунууд («историко-лирические песни» [28]); чаще всего такие песни исполняются на протяжные или «средние» мелодии.


В целом, мелодика хори-бурятских песен весьма разнообразна. Мелодический фонд песенной традиции составляют специфичные для хоринцев типовые напевы, на каждый из которых могут быть спеты разные песенные тексты, в том числе, разножанровые. Интересно, что одна и та же мелодия, при необходимости ускоренная или замедленная, расширенная или сжатая метроритмически, обросшая мелодическими и тембровыми украшениями, с увеличенным количеством ступеней в звукоряде или, напротив, упрощенная, может использоваться для протяжной, ‘средней’ или скорой песни [29]. Некоторую закрепленность круга напевов за жанром демонстрируют, пожалуй, лишь заимствованные от западных бурят ёхорные песни, что не исключает исполнения на эти же напевы песен иных жанровых групп. Репертуар одного исполнителя может включать как несколько, так и один напев, на который он распевает все известные ему тексты.


Небольшая часть мелодий, зафиксированных у хоринцев, встречается и у других локальных групп бурят. Эти мелодии составляют общебурятский мелодический фонд, значительно пополнившийся в XX веке за счет ёхора и советских песен. Крайне редко встречаются песни, сочетающие (вероятно, вследствие заимствований) мелодические строки из восточнобурятских и западнобурятских типовых напевов [30].


Помимо типовых напевов имеется небольшое количество мелодий с закрепленными за ними текстами. Чаще всего они имеют собственные названия – «Гургалдай» («Соловей», Аудио 13), «Алтаргана» («Золотарник») и проч. [31].


Ладовой основой хори-бурятских песен являются ангемитонные (бесполутоновые) лады: широко распространена пентатоника во всех пяти видах, встречаются также трех-четырех, редко двузвучные ангемитонные лады (так называемая «неполная» пентатоника) с широкими зонами ступеней. Преобладают структуры с основным тоном «ля» в звукоряде типа «соль-ля-до-ре-ми» [32].


Склад хори-бурятских песен преимущественно монодийный, большинство песенных жанров допускает как сольное, так и совместное пение, при котором возникает гетерофония. В заимствованных песнях ёхора можно встретить многоголосие так называемого ленточного типа, когда мелодия излагается параллельными интервалами (терциями, квартами, квинтами), иногда этот параллелизм нарушается.


Песни состоят из нескольких музыкально-поэтических четырехстрочных строф, отделенных друг от друга паузами. Начала и концы поэтических строк выделены разного рода созвучиями. В последующих строфах, как правило, варьируется текст и мелодия первой строфы.


Мелострофы состоят из двух двустиший, одинаковых или почти одинаковых по мелодическому строению и объединенных поэтическим параллелизмом. Все четные строки в мелострофе, как и все нечетные, сходны по музыкальному, синтаксическому, а часто и образному строению и образуют мелострофы типа АВАВ или АА1АА1. Строки одной четности, как правило, выравниваются по времени звучания, соседние же строки зачастую различаются по длине.


Мелостроки делятся на полустроки с помощью вербальных (постоянный словораздел, аллитерации) и музыкальных (паузы, глиссандо, мелодическое подобие и проч.) средств.


В песнях ведущей является тоническая система стихосложения, счетной единицей в которой является слово. Встречается три типа поэтических строк – из двух, трех и четырех обобщенных слов (т.е. смыслонесущих слов с относящимися к ним предлогами и разного рода частицами или устойчивых словосочетаний). Двух- и четырехсловные строки в пределах одной песни не используются. Вторичны силлабические закономерности: они проявляются в том, что все четные и все нечетные строки строфы, сходные в синтаксическом отношении, различаются не более чем на три слога [33].


Песенная традиция хори-бурят в настоящее время сохраняет свое живое функционирование и в достаточной степени открыта для экспедиционного изучения. Вместе с тем за более чем вековую историю ее фиксации можно проследить произошедшие в ней к концу XX – началу XXI веков изменения. В первую очередь они коснулись контекста бытования песен в рамках традиционной музыкальной культуры: в условиях практически полного исчезновения эпоса и ряда других жанров именно песенная традиция, охватывающая обрядовую, эпическую и лирическую сферы бурятской традиционной культуры, приняла на себя роль ее этнического маркера.


Изменился и жанровый состав песенной традиции: некоторые виды песен, например, о 12-летнем календарном цикле, большинство исторических, охотничьих, отчасти свадебных, песни хоровода нэрьеэлгэ практически прекратили свое существование. С уходом в прошлое традиционных обрядов и праздников многие песни утратили свое обрядовое содержание и исполняются как лирические в быту или со сцены, востребованные клубными самодеятельными коллективами и сольными исполнителями. Усиливаются процессы взаимодействия между хоринской, селенгинской и западнобурятскими песенными традициями, что выражается в заимствовании напевов и текстов. 

 

1. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 114–115.

2. См.: Тулохонов М.И. Бурятские исторические песни. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1973.

3. Дашиева Л.Д. Традиционная музыкальная культура бурят: Учеб.-метод. пособие.- Улан-Удэ: Республ. тип., 2005. С. 102.

4. Кроль М. Брачные обряды и обычаи у забайкальских бурят // Известия ВСОРГО, Т. XXV. № 1. Иркутск, 1894. – С. 61.

5. Гергесова Т.Е. Бурятские народные танцы. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1974. С. 14–15; См. так же - Линховоин Л. Заметки о дореволюционном быте агинских бурят. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1972. С. 94.

6. См.: Дугаров Д.С. Песенное творчество селенгинских бурят: Музыкально-этнографическое и теоретическое исследование: Автореф. дисс. ... канд искусствоведения. М., 1969. С. 190–191; Шагдарон С.Д., Очиров Б.Д. Игры и увеселения агинских бурят // Сборник в честь 70-летия Г.Н.Потанина / Записки ИРГО по отд. этнографии. Т. XXXIV. С-Пб, 1909. С. 468.

7. Дугаров Д.С. Исторические корни белого шаманства (на материале обрядового фольклора бурят). М.: Наука, 1991. С. 185.

8. Тулохонов М.И. Бурятские исторические песни. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1973. С. 86.

9. Дашиева Л.Д. Традиционная музыкальная культура бурят: Учеб.-метод. пособие.- Улан-Удэ: Республ. тип., 2005. С. 51.

10. См.: Балдаев С.П. Бурятские свадебные обряды. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1959. (Труды БКНИИ).; Кроль М. Брачные обряды и обычаи у забайкальских бурят // Известия ВСОРГО, Т. XXV. № 1. Иркутск, 1894. – С. 54-87.

11. См.: Балдаев С.П. Бурятские свадебные обряды. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1959. (Труды БКНИИ).

12. Дондуков У.-Ж. Ш., Цыренов Б.-Н. Ц. Песни тугнуйских бурят // Советская литература и фольклор Бурятии. Вып.1. Улан-Удэ, 1961. С. 158-173. С. 161.

13. Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 134.

14. См.: Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 136; Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 23; Тугутов И.Е. Игры в общественной жизни бурят. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1989. С. 57.

15. Балдаев С.П., Туденов Г.О. Руководство по собиранию бурятского фольклора. Улан-Удэ, 1959. (Труды БКНИИ). С. 11.

16. Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 133.

17. Балдаев С.П., Туденов Г.О. Руководство по собиранию бурятского фольклора. Улан-Удэ, 1959. (Труды БКНИИ). С. 11.

18. См.: Шагдарон С.Д., Очиров Б.Д. Игры и увеселения агинских бурят // Сборник в честь 70-летия Г.Н.Потанина / Записки ИРГО по отд. этнографии. Т. XXXIV. С-Пб, 1909. С. 465; Тугутов И.Е. Игры в общественной жизни бурят. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1989. С. 17.

19. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 20.

20. См.: Балдаев С.П., Туденов Г.О. Руководство по собиранию бурятского фольклора. Улан-Удэ, 1959. (Труды БКНИИ). С. 12; Дашиева Л.Д. Традиционная музыкальная культура бурят: Учеб.-метод. пособие.- Улан-Удэ: Республ. тип., 2005. С. 117.

21. Дондуков У.-Ж. Ш., Цыренов Б.-Н. Ц. Песни тугнуйских бурят // Советская литература и фольклор Бурятии. Вып.1. Улан-Удэ, 1961. С. 163

22. Гергесова Т.Е. Бурятские народные танцы. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1974. С. 22–23.

23. Там же. С. 23.

24. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 104–106.

25. Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 134–135.

26. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни: В 3-х тт. Т. 1: Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. С. 108–110.

27. Болдонова Т.М. Традиционные песни хоринских бурят (По материалам фольклорной экспедиции 1957 г.) // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып. 1. Улан-Удэ, 1959. С. 135.

28. Туденов Г.О. Наблюдения по фольклору бурят Еравнинского и Хоринского аймаков // Краткие сообщения БКНИИ СО АН СССР. Вып.1. Улан-Удэ, 1959. С. 121.

29. См.: Новикова О.В. Звуковысотность в вариантах типовых напевов бурятских песен // Протяжные песни монгольских народов. Улан-Удэ, 2010. С. 111-122; Она же. Типовые напевы и ладовая вариантность в бурятских народных песнях // Народная культура Сибири: Мат-лы XVIII науч. семинара-симпоз. Сиб. регион. вуз. центра по фольклору. – Омск, 2009. – С. 151-156.

30. См.: Новикова О.В. Типовые напевы в песенной традиции бурят // Народная культура Сибири: Мат-лы XV науч. семинара-симпоз. Сиб. регион. вуз. центра по фольклору. − Омск, 2006. С. 52-55.

31. См.: Новикова О.В. Современное состояние песенной традиции бурят: результаты экспедиционного изучения // Традиционные музыкальные культуры на рубеже столетий: проблемы, методы, перспективы исследования: Мат-лы междунар. науч. конф. М., 2008. С. 166-172.

32. См.: Новикова О.В. Пентатоника в песенной традиции бурят. – Новосибирск: Окарина, 2010.; Она же. Узкообъемные ладовые структуры в музыкальном фольклоре бурят // Народная культура Сибири: Мат-лы XVII науч. семинара-симпоз. Сиб. регион. вузов. центра по фольклору. Омск, 2008. С. 95-100.

33. См.: Мазепус В.В., Новикова О.В. Музыкально-ритмическое воплощение бурятского песенного стиха // Музыкальная культура как национальное и мировое явление: Мат-лы междунар. науч. конф. Новосибирск, 2002. С. 88-103.; Новикова О.В. Пентатоника в песенной традиции бурят. – Новосибирск: Окарина, 2010.

ВИДЕО

Фото

Аудио

01«Ангуушадай дуун» («охотничья песня») в исполнении Д.Г. Нимаева из с. Сосново-Озерское Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

02 «Эгитын дацанай дуун / магтаал дуун / бурханай дуун» («песня об Эгитуйском дацане / песня-восхваление / буддийская песня») в исполнении Х.М. Жанчиповой из с. Домна Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

03 «Зандан-Жуунай домог дуун / бурханай дуун / ута аялга» («песня о святыне «Зандан-Жуу» / буддийская песня / долгая мелодия») в исполнении Х.Б. Дагбаевой из с. Сосново-Озерское Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

04 «Турын дуун / архиин дуун» («свадебная песня / застольная песня») в исполнении Х.Ж. Жамбаловой из с. Сосново-Озерское Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

05 «Захяа дуун / уртонай дуун» («песня-наказ / старинная песня») в исполнении Ц.-Д.Ц. Доржиевой из с. Ширинга Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

06 «Нютагай дуун / уртонай дуун» («песня о малой родине / старинная песня») в исполнении Я.Ш. Холхоевой из с. Ширинга Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

07 «Нютагай дуун / юрын дуун / богони аялга» («песня о родине / обычная песня / короткий напев») в исполнении Ц.Б. Даши-Дондуковой из с. Усть-Эгита Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

08 «Шагша дуун / шог дуун» («частушка / шуточная песня») в исполнении Х.Б. Дагбаевой из с. Сосново-Озерское Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

09 «Песни друг другу» (песни-диалоги) в исполнении Ц.С. Шалдаевой из с. Ширинга Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

10 «Уртонай дуун «Эрбэд сохор» / ута аялга» («старинная песня «Чубарый неук» / долгий напев») в исполнении А.В. Аргеевой из с. Можайка Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

11 «Хэреэстээ морин» / «Бэhэлигэй дуун / турын дуун» («Гнедой конь» / «песня кольца / свадебная песня») в исполнении Н.Н. Цыренжаповой из с. Можайка Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

12 «Хартаашадай дуун» («песня картежников») в исполнении эпического сказителя Р.Э. Эрдынеева из с. Усть-Эгита Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

13 «Юрын дуун / уртонэ дуун / ута аялга»/ «Гургалдай» («обычная песня / старинная песня / долгая мелодия» / «Соловей») в исполнении Я.Д. Хабаевой из с. Ширинга Еравнинского р-на Респ. Бурятия Правовая информация

Звенит в ушах лихая музыка атаки

1 декабря Россия отмечает день хоккея

Космический пират и король Теодор

30 ноября — день рождения актера Вячеслава Невинного

Кино на портале Культура.РФ

Более 1000 фильмов, рецензии ведущих критиков, тематические подборки и интересные факты

Театры на портале Культура.РФ

Удивительные факты и легендарные постановки

Главное слово — мама

Поздравляем с Днем матери

Концерт завершает Год Сергея Прокофьева в России.

Подробнее

Праздник интеллектуальной литературы подводит книжные итоги года.

Подробнее

Увидеть старинные механические куклы, узнать различия крестьянских лаптей, услышать сонеты Шекспира…

Подробнее

Изучим афишу последнего месяца 2016 года.

Подробнее

Выставка Альбины Акритас в Салониках.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть