Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное

Технология изготовления елецкой рояльной гармоники

Этнос: Русские
Конфессия: Православие
Язык: Русский, наречие – южнорусское
Паспорт объекта
Высокий исполнительский уровень гармонистов-«рояльщиков», включенность гармоники в различные сферы традиционной культуры стимулировали качество гармонного промысла. Однако массовое производство, характерное для городской промышленности, не получило своего развития, несмотря на то что многие лучшие мастера, делавшие рояльные гармоники, жили именно в городах. Только в городе Ельце и его округе в начале ХХ века работало более 70 мастеров-кустарей, производивших рояльные гармони. Работы лучших мастеров начала ХХ века и сейчас находятся в активном бытовании.


Высокие темпы развития промысла, рост популярности инструмента в Липецкой и на севере Воронежской областей вызывали усиление конкуренции на гармонном рынке. В 1920-е годы братьями Иваном и Алексеем Черных в городе Ельце была открыта мастерская по производству рояльных гармоник «Красная гармонь». На ней одновременно трудилось до 60 человек. Мастерская была самым крупным артельным производством за все время существования гармонного промысла и работала около десяти лет. Спустя 90 лет, в 2013 году, в Елецком музее народных ремесел и промыслов состоялось открытие мастерской по изготовлению елецкой рояльной гармони, что послужит сохранению традиции изготовления уникального музыкального инструмента.

Его выделяет ряд конструктивных особенностей, которые в комплексе позволяют отличить рояльную гармонику от других разновидностей гармони. Основными признаками «роялки» являются два вертикальных выносных грифа и три клавишные клавиатуры, при этом на левом грифе клавиши располагаются с двух сторон: лицевой (клавиши басов) и тыльной (клавиши аккордов). При смене направления движения меха звуки на рояльной гармонике не изменяются. Управление мехом осуществляется с помощью кистевого ремня, закрепленного вдоль ребра грифа левой клавиатуры, и пальцевого ремня, зафиксированного на подвижной металлической планке с тыльной стороны правого грифа.

Рояльная гармоника представлена несколькими моделями, отличающимися друг от друга строем и количеством рядов клавиш (см. Приложение «Конструктивные модели елецкой рояльной гармоники»). В зависимости от строя и конструкции правой клавиатуры выделяются диатонические (однорядные) и хроматические (двухрядные и многорядные) гармоники. Двухрядные инструменты называют гармониками «с полутонами». В свою очередь каждая из перечисленных моделей имеет различные модификации. Гармонные мастера и народные музыканты определяют разновидности инструмента по числу «пар» (наименование баса и относящегося к нему аккорда на левом грифе инструмента): «шестипарка», «семипарка», «восьмипарка».

Рояльные гармоники усложненных конструкций – двухрядные хроматические «семипарки» или «восьмипарки» в сельской исполнительской традиции встречаются очень редко. Такие инструменты делались в основном на заказ для домашнего музицирования, сопровождения песен. Двухрядные хроматические рояльные гармоники в настоящее время бытуют в городской среде, используются в исполнительской практике гармонистов-виртурзов, а также хранятся в коллекциях потомственных «рояльщиков».

Несмотря на существование нескольких моделей рояльных гармоник, именно «шестипарка», или «улошная гармонь», в силу характерного резкого насыщенного тембра и «легкости» при игре, получила широкое распространение и признание как в сельской, так и в городской среде.


Строй рояльной гармоники шестипарки

Правая клавиатура однорядной шестипарки состоит из 15 (16) клавиш, воспроизводящих диатонический звукоряд (см. Приложение «Строй диатонической однорядной рояльной гармоники», пример 1а). Левая клавиатура состоит из шести басовых клавиш, настроенных по квинтам (см. Приложение «Строй диатонической однорядной рояльной гармоники», пример 1б), и семи аккордовых клавиш: шести основных и одной дополнительной (пример 1в). Пяти басам соответствуют мажорные аккорды и одному – минорный, есть также один дополнительный минорный аккорд. Конструкция гармоники «шестипарки» позволяет исполнять наигрыши в двух мажорных и одной минорной тональностях.

Строй инструмента носители традиции определяют по звуку первой клавиши правой клавиатуры – основному тону мажорного звукоряда. На территории Липецкой области и в северных районах Воронежской области наиболее распространены инструменты, настроенные в ми-бемоль мажоре. Они составляют 70% всех зафиксированных инструментов.

Звуки правой клавиатуры в народной традиции называют голосами. Они формируются благодаря звучанию трёх (реже – четырёх) планок: две из них настроены в унисон, третья на октаву выше или ниже.

Басовые звуки формируются благодаря одновременному звучанию четырёх планок, настроенных в четырёх октавах: большой, малой, первой и второй. Планка, настроенная во второй октаве, в народной традиции имеет название пискун.

В традиции встречаются различные комбинации расположения планок внутри корпуса инструмента: в зависимости от времени его изготовления, конкретного мастера, особенностей тембра инструмента (если гармоника сделана на заказ).

Технология изготовления

На территории распространения рояльной гармоники сложилась особая народная терминология, которой пользуются мастера. Она включает в себя названия деталей и приспособлений, а также технологических процессов. Если мастер делал гармонику один, то сначала изготавливал корпус (футляр). По словам гармонного мастера Сергея Павловича Поленникова (1940 г.р.) из пос. Матырский Липецкого района, «Надо место присмотреть, куда душу вложить». Потом мастер изготавливал мех (меха), гриф (ручки), клавиши, затем резонаторные камеры (городушки), а за ними – и сами планки. Последним этапом работы была сборка инструмента.

Для корпуса гармоники мастера подбирали лучшие породы древесины. Заготовка требовала годовой выдержки. Рамки «роялок» большинство мастеров делали из сосны или ольхи: «Сосна – это самый лучший материал. Сосна не поводится, не кривится». Также при изготовлении инструмента очень важны акустические особенности материала: «И на звук влияет – из сосны гармонь звонче, из ольхи поглуше, понежнее».

Грифы рояльных гармоник часто делались из груши. «Груша, она хорошо шлифуется. Гармонь, она будет блестеть, это очень важно». Иногда для грифов и клавиш инструмента мастера выбирали березу, так как она отличалась особой прочностью и влагоустойчивостью: «Для клавиш берёза – самое лучшее, потому что здесь нужен крепкий материал. Она и не разбухает, значит, клавиши не западают, и прочная, не стирается». Для того, чтобы клавиши не стирались, их покрывали костяными пластинами: «Для клавиш специально покупали нерубленую говяжью ногу, чтобы там кость была целая. Она проваривалась, сушилась на печке, распиливалась на тоненькие планки, шлифовалась и приклеивалась к клавишам». К 1970-м годам костяные пластины перестали использоваться в гармонном промысле, их заменили легко доступные к этому времени пластмассовые.

Гофрировку меха в семейном производстве гармоник доверяли женщинам. Мех делали из картона: либо вручную – по линейке, либо с помощью специального станка для изготовления (ломания) меха: «Берёшь лист по размеру, линейкой проскрёб, продавил, смял, потом с другой стороны – туда смял. И таких надо четыре листа, чтоб совпадали. Потом углы отрезаешь под уголки, а потом склеиваешь и – под пресс». Мех рояльных гармоник состоит из 11-13 борин. Вертикальные и горизонтальные листы меха склеивали квадратными кусочками лайки и оклеивали бумагой или ситцем. Сгибы меха дополнительно укреплялись полосками дерматина, а углы – металлическими уголками.

По мнению мастеров, самый сложный этап в изготовлении инструмента – это подготовка язычков (голосов), их наклепка на планки и настройка. Для того чтобы сделать одну двенадцатипланочную однорядную диатоническую рояльную гармонику (шестипарку), нужно было заготовить не менее 222 язычков.

Большое значение в звучании гармоники, определяющее ее стоимость, имело качество металла, из которого делались язычки и планки инструмента: «Планки бывают разные – бывают стальные, бывают медные. Медь ценится тем, что она никогда не даёт ржавчину, а на голос если попала ржавчина, то он не играет, он бубнит – звук мёртвый. Зимой ещё перепад температуры: в доме гармошка стоит – тут тепло, на улицу вышел – там мороз. Поэтому медь лучше, она мороза не боится, а стальные голоса на морозе ломаются и отлетают». После долгих экспериментов сочетание медных планок и латунных голосов, латунных планок и голосов, а также стальных планок и стальных голосов стало знаком качества и соответствия традиционному звучанию инструмента. Такие гармоники отличались друг от друга тембром, и каждый исполнитель выбирал или заказывал себе инструмент, звучание которого было для него эталонным.

Кроме качества металла большую роль играла и собственно подготовка голоса.

Именно этот процесс определял способность инструмента держать строй: «Затопляешь печку дровами, латунную проволоку скатываешь и – в огонь. А когда сделается вишнёвого цвета, тогда можно начинать плющить» . «Самое главное – материал для голосов. Такого материала специального нет и не было никогда. Надо понимать, как правильно выбрать. Берёшь латунную проволоку и начинаешь её молотком плющить. Бьёшь, бьёшь, бьёшь, видишь – лопаться начинает, дальше нельзя, надо отжечь – в огонь положить, и она станет мягче. Потом еще бьёшь, бьёшь, видишь, что это неплохая, бьёшь, бьёшь, видишь, что начинает трескаться, и на этом надо останавливаться. Так молекулы надо сплющить, чтобы стали не уступала. А если проволока попадёт: её плющишь, плющишь, а она всё мнётся – эта негодная. Она как лыко. Из неё можно голос сделать, и он играть будет, но он разладится быстро и ломаться будет». Мастер Алексей Фоканович Пичугин раскладывал латунную проволоку под рельсы тепловоза, чтобы было легче разбивать ее для голосов: «У нас на заводе ходили тепловозы. Он проволочку порежет кусочками, положит на рельсу, тепловозик проедет, чуть-чуть прокатает, а потом уже легче её разбивать».

После того, как набор голосов был подготовлен, начиналась самая ответственная работа – наклепка язычков на планки, или «голосов на места». От величины просвета между язычком и планкой зависит тембр и сила звука инструмента: «Надо голос к прорези так подвести, чтобы волосок не пролез между ними, но и не цеплялись они друг за друга. Если они будут цепляться, голос будет рычать».

Борис Васильевич Панов, раскрывая главный секрет качества строя «мёдовских роялок», рассказал о том, что после наклепки голосов нужно обязательно прокалить (отжечь) всю планку: «На плитку электрическую положишь, она полежит, и как чуть засипит – надо снимать, но не передержать. Голос во время игры нагревается, делается тёплым, а то и горячим, если его не отжечь до этой температуры, то гармонь быстро разладится. Отожжённый голос никогда не расстраивается». Действительно, гармоники «мёдовской поделки» всегда получали самые высокие оценки мастеров и исполнителей. Некоторые из этих инструментов почти пережили век, но при этом не потеряли чистоты строя. «Сейчас у нас гармошки покупают так – кто захватит. Прям умрёт кто-нибудь из братьёв, и бегом к его семье все – за гармошкой. Мёдова поделка – её сразу берут».

После этого осуществлялась наклейка лаек – полосок тонкой, эластичной кожи, закрывающих доступ воздуха к язычкам с противоположной от наклепки стороны. Качество кожи имело очень большое значение в звучании инструмента: «Если ты некачественную наклеишь, то поиграешь год, а то и меньше, и она завернётся и всё. Гармонь засвистит, и будут и на сжим, и на разжим все голоса играть».

Настройка инструментов производилась с помощью «основного тона – голоса гармони», который у каждого мастера был свой. Чаще всего это была маленькая планочка с одним наклепанным голосом определенной высоты, ориентируясь на которую, мастер начинал настраивать инструмент: «Голоса он слаживал на слух. Прикладывал каждый голосок и губами дул – прозвучивал. Потом кладёт и подтачивает. Потом опять дул. И так вот он складывал все голоса» . Многие мастера настраивали гармоники ночью, чтобы им не мешали посторонние звуки: «Ночью слух другой, более чистый. Когда мастер делает планку, он на свой слух её делает, а потом до традиции своей головой доводит». Звуковысотный строй инструмента исполнители и мастера определяют по главному тону – «гармонь в ми», «гармонь в ре». В большинстве случаев звукоряд рояльных гармоник не совпадает с общепринятым темперированным строем. Подобрать несколько рояльных гармоник для игры в ансамбле сложно. В настоящее время коллекция из десяти рояльных гармоник одинакового строя есть только в детской школе искусств поселка Боринское Липецкого района Липецкой области. Она была собрана директором школы, исполнителем на рояльной гармонике Анатолием Ивановичем Корольковым для детского ансамбля.

Настройка высоты звука происходила с помощью изменения длины и толщины голоса: «Если точим пяточку [часть голоса, на которой располагается заклепка. – Е. П.], значит, мы отпускаем [высота звука становится ниже. – Е. П.]; если точим носочек у голоса, то мы его выше делаем. Главное – не переточить. Если переточили, то всё – голос негодный». На голоса, которые воспроизводили самые низкие звуки, наклепывались дополнительные металлические пластины.

Для одной гармоники мастер должен был изготовить 9-11 планок: три планки – голосá (звуки правой клавиатуры), три планки – валики (звуки готовых аккордов левой клавиатуры), три-четыре планки – басы. Настройка планок голосов и аккордов зависела от эталона звучания гармоники для мастера. Лучшие мастера могли изготовить инструмент по желанию заказчика: «понежнее» (мелодичнее) или «порезче» (звонче, резче). Звучание яркого, «мясистого» баса рояльной гармоники отмечается как отличительная акустическая характеристика инструмента: «Баса такие у роялки... Они душу разрывают» .

Для создания особого колорита в звучании инструмента большое значение имеет порядок и место расположения набора планок разной высоты внутри гармоники – на деке или на резонаторе. Так, в рояльных гармониках мастера В. В. Мёдова планки, настроенные в большой и малой октавах (грубые), располагаются на резонаторных камерах, а все остальные планки (нежные) крепятся на деках: «В роялках ставят в основном грубые [низкие и басовые планки], а нежные [средние и высокие] – чем ближе положишь, тем звучнее гармонь, так стараются. Вот и у валиках [планки аккордов левой клавиатуры] – две лóжим, а одна стоит. А в октавах [басовые планки] – два стоят и один лежит, а свистовой [басовая планка с голосами, настроенными во второй или третьей октаве] – он самый близкий положен [все дополнения в скобках даны мной. – Е. П.]» .

После того, как мастер собрал внутреннюю голосовую часть инструмента (начинку или серёдку), начинается последний этап в изготовлении рояльной гармоники – сборка. Мастера из Усманского района Липецкой области говорят: «Всё готово, теперь гармонь будем вязать». Клавиатурные оси и гвозди-шипы, с помощью которых крепятся между собой части правого и левого полукорпусов, мастера-рояльщики называют спицами. Четыре «спицы» (две с правой стороны – вверху и внизу, и две с левой) надежно соединяют три составляющих гармоники: мехи и два полукорпуса. На «спицах» также закреплены клавиши и резные деревянные сетки (фото 09). Благодаря такой конструкции инструмент можно легко разбирать и собирать для устранения неисправностей внутренних механизмов.

При создании рояльной гармоники мастера старались наполнить корпус инструмента более совершенной механикой и в то же время максимально облегчить его. Традиционные формы бытования предполагали исполнение наигрышей стоя или в процессе шествия, поэтому главными требованиями гармонистов к инструменту были минимальный вес и «лёгкость» при игре.

У каждого мастера был свой неповторимый образ гармоники, стиль в ее внешнем оформлении. Каждый мастер искал идеал внешнего вида инструмента и старался внести какую-либо особенность в отделке, которая отличала бы его гармонику.

Мастера, которые на высоком уровне владели столярским ремеслом, включали в отделку гармошки инкрустацию. Часто она располагалась по краю ручек (выносных грифов) инструмента и имела разновидности: дорожка, прерванная дорожка, сплошная, верёвочка. Встречаются инструменты, украшенные инкрустацией по лицевой стороне полукорпусов.

Важной отличительной чертой «роялки» являются тонкие вертикальные прожилки белого цвета, располагающиеся с лицевой стороны каждого полукорпуса гармоники. Количество и толщина прожилок варьируется, от одной до четырёх на каждом полукорпусе.

Гармоники разных мастеров отличаются также глубиной и размером меха: у «Шмакова всегда мелкий мех, а у Старченко глубокий». Иногда мех украшался тонкими полосками ткани или кожи светлого цвета, которые наклеивались на ребро меха с передней и задней стороны в форме ромба. Особым является оформление углов меха, а у некоторых мастеров и деревянных верхних угловых частей корпуса, металлическими накладками различной формы с «кружевной» выделкой: «У Шмакова гармошки острые углы, а у Старченко узоры из нержавейки».

Инструменты отличались формой клавиш: «У Шмаковских гармошек клавиши ровные («шпалами»), у Старченко на каждой клавише сделана надсечка, а у Киселева на клавишах дощечка вклеена» . Сверху клавиши покрывались пластинками из кости животных, в послевоенное время стали покрывать пластиком. Верхний и нижний срезы грифов украшались фигурной резьбой, которую называли волна.


Выбор и приобретение инструмента

На территории распространения рояльной гармоники существовало два вида сбыта инструментов – «поделка на заказ» и продажа на рынке. Инструмент, сделанный на заказ, был самым дорогим и престижным, поскольку изготавливался с учетом индивидуальных пожеланий заказчика. Если гармонист хотел приобрести инструмент особой конструкции (например, «шестипарку с полутонами»), то обращался непосредственно к мастеру. Лучшие мастера делали инструменты только на заказ, причем заказчикам приходилось ждать долго – от шести месяцев до нескольких лет.


Современное состояние промысла

В настоящее время приобрести елецкую рояльную гармонику так же, как и в начале ХХ века, можно на центральном рынке города Липецка, где каждое воскресенье собираются гармонисты, владельцы инструментов и мастера по ремонту рояльных гармоник.

В мае 2013 года при Музее народных ремесел и промыслов города Ельца открылась Мастерская по ремонту и изготовлению елецких рояльных гармоник имени А. И. Матюхина, которая активно работает в настоящее время. Важно и то, что за дело возрождения производства местной разновидности гармоники взялись потомки известного не только в Липецкой области исполнителя на елецкой рояльной гармонике Афанасия Ивановича Матюхина: его сын Николай Афанасьевич и внуки – Константин и Илья. На фабрике уже сделано три новые гармони и осуществлен ремонт более 50 инструментов.

ВИДЕО

Фото

Мастер комедии

Михаил Кокшенов и его роли

Лучшая травести советского кино

В день рождения Надежды Румянцевой

«Журавли» Расула Гамзатова

Песня, которую нужно услышать

Король, Доцент, чатланин и другие

Самые яркие образы Евгения Леонова в одном ролике

Курс подготовки космонавтов от Сергея Гармаша

Вспоминаем колоритного мультгероя, озвученного любимым актером

«Фильм, фильм, фильм...»

Поздравляем с Днем российского кино

«Очень приятно. Фаина Раневская»

120 лет со дня рождения одной из самых известных актрис XX века

Капустник киногероев Табакова

В честь дня рождения Олега Павловича

Освоить азы колокольного искусства, изучить традиционные осенние обряды и послушать песни народов мира.

Подробнее

К 150-летию со дня рождения художника в Корпусе Бенуа открылась выставка.

Подробнее

В этом сезоне сочинения Дмитрия Шостаковича войдут в программу многих концертов Московской филармонии.

Подробнее

До 26 октября 2016 года в залах Российской академии художеств работает выставка художницы.

Подробнее

Поучаствовать в настоящем морском сражении, побыть воином средневековой русской дружины и примерить наряды времен Екатерины II.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть