Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное

Пастушеские рожки ярославско-костромского пограничья

Этнос: Русские
Конфессия: Православие
Язык: Русский, наречие – севернорусское
Паспорт объекта

Ярославско-костромская школа рожечников сформировалась под влиянием профессиональных владимирских пастухов-отходников. В поволжские районы Костромской и Ярославской губерний коренные (потомственные) пастухи приходили из-под города Коврова Владимирской губернии[1]. Умение играть на рожке было обязательным для их профессиональной деятельности.


Как показали материалы экспедиций 2000-х годов, во Владимирской области и ярославско-костромском пограничье организация пастьбы, условия найма бригады пастухов, порядок расчетов и единица измерения пастушьего труда (черед) были очень схожими. Но в местных музыкальных вокально-инструментальных традициях при всей их территориальной близости были свои особенности и существенные различия. Это связано со многими, в том числе и экономическими, факторами.


На густонаселённой владимирской стороне крестьянам не хватало земли, чтобы прокормить свои семьи, поскольку здешние нечерноземные почвы были малоплодородными. Поэтому местные жители были вынуждены заниматься отхожими промыслами, в частности пастушьим. Вместе с тем Владимирщина известна как экономически более развитая зона: на её территории работало много текстильных и других фабрик, мастерских, где раньше появились сложные механизмы, в том числе токарные станки. Там в XIX веке уже делали точёные рожки, причем нередко из заграничной древесины (палисандра, самшита и др.), часть которой использовалась из отработанных частей ткацких станков. В народе эту древесину называли пальмой. Такое кустарное производство было налажено в нескольких сёлах Владимирщины, например в Андреевском и Пречистом.


В ярославско-костромском же пограничье у простых пастухов и подпасков не было возможности ни покупать, ни изготавливать такие рожки. Поэтому там использовали самодельные (мáстерские) инструменты, которые и по конструкции, и по строю отличались от владимирских. Местные подпаски, перенимая игру на рожках от пришлых владимирских пастухов, играли свои наигрыши на сделанных вручную инструментах. Поэтому и местная манера игры отличалась от владимирской.


Пастушьи рожки в пограничье Костромской и Ярославской областей, так же как и рожки владимирских пастухов лесной зоны, относятся к духовым амбушюрным (мундштучным) инструментам и представляют собой деревянные трубы с пальцевыми отверстиями. Такие инструменты изготавливались способом продольного раскола или распила и прожиганием специальными металлическими прутками. Скрепляли две половинки рожков распаренной берестой. Традиционная технология изготовления передаётся из поколения в поколение и в наши дни.


Правда, два последних традиционных мастера, изготавливавших рожки вручную на заказ, — Н.В. Кошелев (1914 г.р.) из д. Миснево и В.А. Колпаков (1913 г.р.) из д. Лепилово Нерехтского р-на — умерли в конце 1980-х годов. По просьбе участников ансамбля «Нерехтские рожечники» теперь их делает, используя традиционные приёмы и материалы, потомственный бондарь Юрий Африканович Коршунов (1950 г.р.) из Нерехты (видеопримеры 03, 04).


В настоящее время в ансамблевой практике ярославско-костромского пограничья распространены только два вида рожков: малый рожок (рожок) длиной 40 см и басовый рожок (бас) длиной около 80 см. Популярный ранее в этих местах полубасок теперь почти не встречается, так как он не строит с другими видами рожков в ансамбле. На изготовление инструментов идут разные породы дерева — сосна, клён, ель, ольха, особенно ценен исчезающий сейчас можжевельник. Звукоряд инструментов большетерцовый семиступенный, с низкой VII ступенью. Мастер по шаблону делает 5 отверстий с лицевой стороны и одно — с тыльной. Звуковой диапазон одного рожка — октава, при передувании расширяющийся до 1,5–2 октав.


Раньше рожки для ансамблевой игры настраивали от звука фа-диез, хотя встречается и иная настройка рожков, в частности, полубасков. Если участникам нерехтского рожечного ансамбля приходится играть с другими коллективами (например, с владимирскими учебными и любительскими коллективами на ежегодном фестивале «Русский рожок»), то они подтягивают строй на полтона вверх на губах, что могут сделать только опытные исполнители.


В ярославско-костромском пограничье зафиксированы особые приемы игры на рожках. Так, к примеру, в отличие от владимирских, нерехтские рожечники на полубасках и басах применяют вибрато, исполняемое с помощью пальцев и диафрагмы.

Репертуар мастеров-рожечников ярославско-костромского пограничья был обширным и разнообразным. Пастухами при пастьбе применялись следующие сигналы:


Тёла — для cмана отставшей коровы, когда пастух искал отбившееся от стада животное; основан на словесной формуле: «Тё-ла, тё-лень-ка!»;


Кирила — сигнал-призыв, обращенный к другим пастухам с просьбой о помощи; в его основе лежит словесная формула: «Ки-ри-ла, Ки-ри-ла, иди сюда!» (видеопример 02);


Тётенька — местный, не известный на Владимирщине шуточный сигнал, который подавался проходящим мимо женщинам и также имел свою вербальную основу (видеопример 02).


Другая часть репертуара — песенные, плясовые и танцевальные наигрыши. Песни звучали в деревне поутру при выгоне скота и в лесу во время отдыха. На самодельных, неточёных рожках играть было труднее, чем на точёных, возможно, именно поэтому неторопливая лирическая песня была любимым жанром нерехтских рожечников. Утренние сигналы для бужения хозяев у нерехтских и ярославских пастухов были также песенными. Любопытно, что по утренним сигналам местные пастухи делали прогноз погоды на день: перед дождём на рожке играть было труднее.


По записям 1965–1980 годов, довольно большую часть репертуара рожечников составляла лирика городского происхождения (баллады и романсы): «Хасбулат удалой», «Ванька-ключник», «Чудный месяц», «В последний час разлуки», «По деревне ходила со стадом овец» и проч., а также советские авторские песни 1930–1950-х годов («Катюша», «Под окном берёзки-ёлки», «Под окном черёмуха», «На коне вороном» и др.).


Нерехтские пастухи играли и на других инструментах, чаще всего на балалайках и гармонях, и в годовые и престольные праздники были желанными гостями в каждом доме или на гулянье.


Замечательные рассказы о местной рожечной традиции и её отличиях от владимирской записаны во второй половине 1980-х годов от пожилых мастеров-рожечников, которые еще в 1970-х годах играли на рожках во время пастьбы. Вот что об этом рассказывал Алексей Фёдорович Рогушин (1931 г.р.) из д. Попадекино Нерехтского р-на Костромской обл.:


«Владимирские пастухи — там они большинство наигранные, они же все трубачи тамо-де! А у нас трубачи токо и пошли от них, нáуком научаться. Они приходили к нам даже зимой поряжаться. Струбят на собрание. Вот у нас в деревне соберутся все и спрашивают их: “Умеешь ли ты трубеть, да скоко вас будет трубеть?” Один или двое придут. У них басы были с медным раструбом. Он только тукаёт: тук, тук, тук... Я учился у большака, у Козлова Григория Ивановича в 1950 году, он давно помер. Большак — это старший пастух, он за всё отвечает и получает больше. Если они (владимирцы) видят, что ты хочешь и можешь научиться, начинали обучать. Я вот первую песню “Уж ты, сад” научился играть. Начал пасти лет с двенадцати. Сразу я не трубил ещё, только дурился. Работал подпаском в Ивановской области, тут неподалёку, а там владимирцев не было. А как сюда попал, в эту деревню, тогда у меня пошло желание учиться. Потом бабы поют другой раз, с им легче учиться-то. Вообще, где женщины песни поют, там легче научиться трубеть, и в компании... В один голос не сольёшь с женщинами, рожок всё равно отличается. На рожке я трублю по-своему, хоть вывожу пальцем всё эти же слова. А иначе никак. Тогда было интересно трубеть, а кто не умел, ещё и не поредят (не наймут)»; «Ковровские были точёные рожки, я у Невредимова Ивана и Сакина в Нерехте видел. У нас наши мастера распиливали вот так... вдоль. Их проверяют рукой. Хлопнешь в самоё дульце, если отзыв хороший, значит, будет трубеть. Делают из елохи (ольхи), ёлки, можжухи. Пробовал я делать сам: тростям, курком прожигал. Получилося, но мороки много. Потом разбил его. И мастера-то ошибаются, когда делают. Или лишку выберешь из середины, или не доберёшь. Сделаешь половинку и сравнишь (с шаблоном). Стамесками или хорошим острым ножом выбирают, потом складывают 2 половины и прожигают дульце. А если чуть переберёшь или подстрогаешь в том месте, где распилил, он уже трубеть не будет, уже не то всё равно. Можно выбрасывать».


Дмитрий Павлович Бачигин (1933 г.р., ур. д. Лепилово, Некрасовского р-на Ярославской области), житель д. Ковалёво Нерехтского р-на Костромской обл., подробно осветил вопросы технологии изготовления рожков и репертуара рожечников:


«Вот Потёмкин (рожечник и рожечный мастер из д. Лепилово, славившийся своими басовыми рожками), он распиливал рожок вдоль, а я прожигал целиковые. Жигалом выжжешь всю середину. На басу ножом выберешь от раструба немного, а потом прожигаешь. А он стамеской выбирал, распилит и выбирает, потом складывал. Колпаков тоже так делал. Чем тоньше сделаешь, тем лучше отдавать будет. А если толстая стенка будет, он (рожок) немой будет. Я видел рожки меньшего размера, но они уже напару не играют. Лучше делать рожки из клёна, можжухи и яблони. У владимирцев были кленовые рожки, раньше говорили, что пальмовые ещё лучше были и ценились дороже. Я вот отдавал кленовый рожок обточить в мастерскую, а они мне неправильно сделали, и он не трубит. В праздник сходилися, трубили. Вот бывало, в Лепилове мы с братьями Кульчиковыми трубили. Бабы подпевали, у их мать любила тоже петь. Вот в нашей деревне Лепилово много было пастухов, и они по соседству пасли. Сначала я был подпаском, учился. Пас во многих деревнях. Потом в Ковалёво переехал и стал пасти здесь»; «Раньше на рожках и “Месяц” играли, и “Что ты Маша приуныла, не слыхать твоих речей”, “Уродиласа я, как в поле былинка”, “Куда ж ты сын ты мой девался”, это тюремная. Утром играли “На зоре, на зорюшке”, “По Дону гуляет”, “Машу”, “Клюшника” трубели на зоре, какую струбишь. А с женщинами (под пение) играл старинные песни “Уж ты сад” и другие. То они затянут, а я пристану. То я начну, а они пристают. И с гармонью, и с баяном играл, “Светит месяц” на рожке. А на басу, наверное, не получится».


О своей долгой практике пастуха и музыканта поведал Иван Николаевич Невредимов (1926 г.р.) из города Нерехты: «Я сорок лет скотину пас. Даже и выступать пришлось. А с восьмидесятых годов моды такой уж не было. Да и зубов не стало... У них (у владимирцев), в общем, тихая игра. А у нас порезче, и мы свою в общем, их на свою игру перевели. У меня даже пластинки есть от Бориса Фёдоровича Смирнова покойного тожо Он мне книгу прислал, я её в музей отдал, вот ребята взяли [из “Нерехтских рожечников”], и от этого всё пошло, понимаешь, всё дело. А так всё вроде померло. А отчего кончилось трубаческое это дело (пастьба)? Ведь мы раньше в деревне пасли вместе с колхозной фермой. Я трублю (мы втроём пасли, трубели в тройку: два рожка, один бас). Как дадим, понимаешь ли! А теперь уже всё отдельно: ферму отдельно, это — отдельно. И в деревне нет уже больше табунов. Я на ферму ушёл и, конечно, бросил — зачем на ферме мне трубеть? В лес первое время брал рожок… трубел коровам.


[Об ансамблевой игре.] Вот смотрите. Вот два рожка. Оне один к другому не подойдут. Нет. А эти как один будут. Эти семи вершковые, а те шести с половиной вершков, а то восьмивершковые делают. А это полубас. Он не подойдёт к рожкам. У каждого мастера свой шаблон. Поэтому договаривались, сходимся когда. Если я собираю бригаду, и мы будем вместе играть, инструмент тоже чтоб был вместе [одного строя] — бас и два рожка, если втроём. Так же вот и в Ленинград мы ездили, дипломы вот получили.


[Пасли] по трое. Сёмин со мной пас, в общем Сакин, тоже вот помер (дядька Сергея Красильникова, у ево и дед трубел, Григорий Феофаныч). Он деда-то не помнит, я только помню. Мы с ивановскими по соседству пасли. Вот они на лошадях останавливаются и слушают. Ивановцы слушали нашу музыку костромскую. У них, в общем, натруб не тот. Вот в чём дело. У нас резче был. И у нас вот что получилось. Мы двое попали во владимирские рожечники: Сёмин, вот и я лично, Невредимов Иван Николаич. И там всё сменили на нашо. Ну, Бачигин тоже был, Кульчиков ездили. Садовников Валентин из Авдотьино (тоже помер). Трудно струбливались тогда. Им не ндравилось нашо, а нам, понимаешь, ихнее. Когда в Москву приехали, в клубе имени Есенина грамзапись делали. Там композиторы были. Борис Фёдорович [Смирнов] там тоже был. И две пластинки прислал: ихную музыку и нашу музыку прислал пластинку. Им самим после понравился наш наигрыш. У нас порезше.


[О рожечном хоре Пахаревых начала XX века.] Он уныло в общем… а прекрасно, всё равно прекрасно! Жалобно, протяжённо немножко как-то играли. Но всё равно у них песни подобраны просто замечательные, просто замечательные. У меня эта пластинка есть, конечно.


[Удовольствие от игры получали?] Ну, как же не получать-то, понимаешь ли? Другой вот уснул под коровой, а ты начинаешь играть эту песню, ну мы конечно песни разные играли старинные. И “В воскресенье мать старушка” можно, и “Уж ты сад, ты мой сад”. Первую “Машу” [“Что ты, Маша, приуныла”] всегда, в общем, трубели… Ну, полнó у нас было песен старинных. Ну, конечно, это… по мелочи играли, по-шутошному — всю, в общем, кадриль играли. И обязательно три колена играли, больше никак духу не хватает. Меньше — пожалуйста (смеётся). Даже кое-где выступали: в Ленинграде, в Москве в 74-м году. Мы двое ездили. Выступали с владимирцами. У нас много рожешников с Нерехты было, ну, все померли. Что ты сделаешь-то? А у нас зубы вывалились, понимаешь. Поэтому не совсем хорошо получалось уже».


В тонкости и секреты изготовления рожков посвятил собирателей Игорь Николаевич Невредимов (1929 г.р.): «Я любой рожок сделаю. Из яблони, из можжухи буду делать. Рожки могу и из берёзы делать. Елоховый рожок ещё лучше. Вот ольха, мы называем — елоха, красное дерево. Самой лёхкой рожок. [Сушить] — а лишь бы только не рвало ево. Ты ево срежёшь, мерку снимёшь, и чтобы он сох неделю. Высох, прожигаю. Делаю и из одново куска, а другой разрезаю и стамеской выбираю. А цельной называется точёной. Клееный лучше. Я разрезаю, выбираю стамеской. Потом две половины не склеиваю ничего, а берёсты варю… Она варёная, она сама приклеется. Её сварят, спеленают, и она сама держит... Годна только весенняя береста. Только сейчас надо её брать. Она сейчас в соку, ножом её прорежёшь, она сама отходит... Мундштук делаем так: здесь нарезается узко и надеваем. Он должен надеваться, не приклеиваться. Дырки, цевка у баса — деревянная трубка. А у рожка нет её. Он цельной. Вот видишь, он неразрезанной, целиковой. И не так сделанной. Это разе рожок?! Ну, ты видал у меня? Вот тот — рожок. А дырки прожигаю жигалом специальным. (Показывает мерку — крайнюю фалангу указательного пальца.) [Мундштук] — надеваешь (из ёлки, из того же дерева) кольцо и ево обстрагиваю сковородником, ножом, и делаю. А дырка должна быть такая же, как другие. На басу она прожигается вся дырка, на рожке только пяти миллиметров жигалом. (Меряет рукой рожок 1–7 мер). Вот он и не подходит ни к рожку, ни к басу. Шесть вершков должен быть рожок. Видишь, здесь должна быть дырка. А эта длина, вот гляди: 1, 2, 3, 4, 5 вершков — дырка здесь... Если целиковой, так я жигалом прожгу, потом толстоё жигало бёру и вот до этой дырки (до половины) толстым беру. А здесь я тонким бёру. Накаливаю ево докрасна и всё – здесь прожигаю. Тут оно гладкоё будёт. Будёшь трубеть, и будёт гладко. Тут не надо ничёво. Вот это место не так сделано — оно должно быть пошире немножко. Он и звончей будёт и будёт трубеть. А раструб должен шире быть. Вот такой, пошире».

Интересные наблюдения Василия Алексеевича Колпакова над особенностями ярославской исполнительской традиции были зафиксированы в 1975 году К.М. Бромлей: «[Владимирские и ярославские играют] не одинаково, владимирцы совсем разно играют. Почему? Потому, что они все на низа ходят (понижая голос). Они играют песню на низа, а мы на верха. [И на басу] можно по-всячески сыграть, и на низа можно сыграть, и на верха. А они все на низу больше, на низа играют, владимирцы.


[Дудошный натруб — значит тонкий?] Так, так, так, так, тяжёлый. Он тяжельше, по-нашему играть тяжельше, чем как у их. Вот он и называется дудошный.


[Подтукивание] — это вот когда трубить партией, ну, скажем, человека 3–4 трубит, 5, бас он уже ничего не играет, только (пальцами не перебирает, да), только всё ту-ту-ту-ту-ту-ту [в голосе — нисходящая октава стаккато]. Это не пальцам, а просто губам делаешь так…

Вот он нас обучил, старший брат Александр, вот он с фронта не пришёл, без вести пропал. [Игра, на владимирцев] совсем не похожая, да, потому что он как пел свои песни, так он по песням и учился».


В настоящее время играющих пастухов в ярославско-костромском пограничье уже не осталось (в мае 2014 года ушёл из жизни последний — Иолий Фёдорович Кульчиков). Рожок сейчас выполняет исключительно досуговую, развлекательную функцию, и услышать его можно только в местных любительских фольклорных коллективах и учебных заведениях. Несмотря на то что звукоизвлечение на рожках достаточно сложное, их яркий насыщенный тембр, обширный песенный репертуар, импровизационная основа игры постоянно привлекают внимание слушателей и специалистов.


Во Дворце культуры города Нерехты Костромской области с 1984 года существует самодеятельный ансамбль рожечников под руководством Геннадия Алексеевича Киселева. Большинство участников не имеет музыкального образования и какого-либо отношения к пастушьему делу. Целью этого ансамбля является популяризация местного фольклора. Его участники в 1980–1990-е годы ездили в экспедиции по Нерехтскому и соседним районам, записывали народные песни и наигрыши, подружились с местными рожечниками, постоянно консультируясь у них, но главное, претворяли всё зафиксированное в концертной практике. Ансамбль пользовался заслуженной любовью и большой популярностью не только в Костромской области, но и за ее пределами и даже за рубежом. Так, в 1990–1992 годах он несколько раз гастролировал в Германии. Как и их деды, участники этого ансамбля являются мульти-инструменталистами, так как владеют многими инструментами, в том числе и современными (электрогитарами, синтезаторами и проч.). Они играют в духовом, эстрадном, народном оркестрах, поют в народных и фольклорных коллективах, обучают детей и подростков игре на традиционных инструментах подрабатывают на похоронах и свадьбах.

 


[1] В некоторых районах Владимирской губернии пастушество было основным отходническим промыслом. Поэтому там искусство пастьбы и игры на рожках передавалось из поколения в поколение. Рожечники-владимирцы нанимались на сезон пастьбы на обширной территории верхнего и среднего Поволжья, в том числе и в соседних с Костромской областях — Ивановской, Московской, Нижегородской и Ярославской.

ВИДЕО

Фото

Аудио

01 Сигнал на сманивание коров на басовом рожке в исполнении А.И. Горшкова из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

02 Сигнал на визгунке (маленьком рожке) на сманивание жеребёнка в исполнении А.Н. Боровкова из п. Бурмакино Некрасовского р-на Ярославской обл. Правовая информация

03 Сигнал на басовом рожке для сбора стада (сгонки скота) в исполнении В.А. Колпакова из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

04 Сигнал «Тёленька» на басовом рожке в исполнении А. Постнёнкова из с. Фёдоровское Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

05 Сигнал «Кирила» на басу (сигнал — просьба о помощи) в исполнении В.А. Колпакова из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

06 Шуточный сигнал «Тётенька, тётенька» на басу в исполнении И.Ф. Кульчикова из д. Лепилово Некрасовского р-на Ярославской обл. Правовая информация

07 Сольный песенный рожечный наигрыш «Что ты Маша приуныла» в исполнении В.А. Колпакова из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

08 Лирическая песня (с сопровождением рожка) «За грибами в лес девицы» в исполнении ансамбля женщин из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

09 Песенный наигрыш (бас, рожок) «Меж крутых бережков» в исполнении дуэта рожечников из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

10 Городская застольная песня «Когда б имел златые горы» в исполнении В.А. Колпакова (басовый рожок) и Б.Ф. Свелева (гармонь-хромка) из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

11 Плясовой наигрыш «Маргарита» (местная версия Елецкого) в исполнении В.А. Колпакова (басовый рожок) и Б. Ф. Свелева (гармонь-хромка) из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

12 Лирическая песня «Ночи тёмные» в исполнении ансамбля «Нерехтские рожечники» (рук. Г.А. Киселёв) из г. Нерехта Костромской обл. Правовая информация

13 Хороводная песня «Долина-долинушка» в исполнении ансамбля «Нерехтские рожечники» (рук. Г.А. Киселёв) из г. Нерехта Костромской обл. Правовая информация

14 Лирическая песня «В саду ягодка малинка» (Ванька-ключник) в исполнении А.И. Горшкова из д. Лепилово Нерехтского р-на Костромской обл. Правовая информация

15 Лирическая песня «Уж ты сад» в исполнении ансамбля «Нерехтские рожечники» (рук. Г.А. Киселёв) из г. Нерехта Костромской обл. Правовая информация

16 Авторская песня времён ВОВ «Катюша» - в исполнении ансамбля «Нерехтские рожечники» (рук. Г.А. Киселёв) из г. Нерехта Костромской обл. Правовая информация

Прямая трансляция 29 марта, в 19:00. Концертный зал имени П. И. Чайковского

«Леди-джаз посвящается». К 100-летию со дня рождения Эллы Фицджеральд.

Революция 1917 года и древнее городище Мангазея, история крушения «Титаника» и легенды северного народа.

Подробнее

Поэтические чтения, встречи с писателями и мастер-классы на площадках по всей стране.

Подробнее

Концерты и археологические выставки, фольклорные спектакли и пасхальные игры.

Подробнее

В Москве покажут первую полномасштабную выставку, посвященную революции.

Подробнее

Проект «Ваш ХХ век» увидит вся страна.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть