Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное

Фольклорное наследие Клавдии Павловны Зеленовой из поселка Механизаторов Муромского района Владимирской области

Этнос: Русские
Конфессия: Православие
Язык: русский, восточные среднерусские говоры, владимирско-поволжская группа
Паспорт объекта

В 2005 году сотрудники Государственного республиканского центра русского фольклора познакомились с Клавдией Павловной Зеленовой, которая оказалась не только знато­ком и хранителем фольклора Муромского края, но и человеком, много размышляющим по поводу своих знаний.


Клавдия Павловна Зеленова родилась в 1923 году в деревне Рожново Талызинского сельского совета. Деревня Талызино, расположенная в двадцати семи километрах от Мурома, в настоящее время входит в состав Борисоглебского сельского поселения. Считается, что она относится к древнейшим поселениям этих мест и возникла еще до татаро-монгольского нашествия.

Семья Клавдии Павловны по крестьянским меркам была не очень большой. Родители имели четверых детей: двух сыновей и двух дочерей. С ними жили родители матери и мать отца. Дети были близки друг другу по возрасту и жили они, по воспоминаниям Клавдии Павловны, дружно. Родители работали в колхозе, а дети ходили в школу, ра­ботали на огороде и ухаживали за скотиной. Никто в семье не сидел без дела, а когда все собирались вместе (чаще всего это случалось поздней осенью и зимой), дед рассказывал сказки, отец — истории из жизни, мама и бабушки пели.


Перед войной братьев одного за другим при­звали в армию, а вскоре после начала войны на обоих пришли похо­ронки. Отец Клавдии Павловны тоже погиб на фронте. Во время войны девушки тоже подлежали мобилизации — на трудовой фронт, либо на лесозаготовки, либо на кирпичный завод. Клавдия Павловна работала и в колхозе, и на лесоповале. Но в 1942 году она была призвана в армию и служила на остро­ве Мудьюг, в Архангельской области, рядовой 384 отдельной зенитной дивизии. За участие в боевых действиях Клавдия Павловна награждена орденом Отечественной войны 1 степени и несколькими медалями, в том числе медалью «За отвагу».


Демобилизовавшись в 1946 году, Клавдия Павловна вернулась в Рожново и в скором време­ни вышла замуж. Однако, несмотря на то, что муж у нее был работящим и заботливым, их жизнь не сложилась, поскольку он сильно пил. Клавдия Павловна рассказывает, что такую судьбу она сама себе нагадала во время святочного гадания с курицей, поскольку курица стала пить воду, что указывает на то, что будущий муж будет пьяницей. Клавдия Павловна про него говорит: «руки золотые, а рыло говенное». Когда у них родилась дочь, муж решил перебраться в город, а Клавдия Павловна не хотела покидать родителей. Однако муж настоял, и она, оставив дочку с родителями, уехала в Муром, где жила с мужем в подвале, а затем в маленькой съемной комнате: «За зана­веской ютились, а там еще одна семья жила. Комнатушка малень­кая-маленькая, метров пять, а там вот две семьи жило». Муж продолжал гулять и пить, и, несмотря на то, что у них родилась еще одна дочь, Клавдия Павловна ушла от него и вернулась сначала к матери в Рожново, а затем (в 1948 году) переехала в пригород Мурома, который все коренные жители называют Якиманской слободой (современное официальное название этого места — поселок Механизаторов).


Клавдия Павловна работала на машинно-трактор­ной станции, растила дочерей. Устроилась и ее женская судьба, она встретила человека, который очень сильно любил ее и ее дочерей, долго за ней ухаживал, а когда добился ее согласия, «пылинки он с меня сдувал, прям чтоб я не устала только, всё мог по дому делать, а как песни пел, как хозяин мой на гармони играл!». У них родился сын. Клавдия Павловна и Василий Петрович прожили вместе сорок шесть лет, вырастили детей, дали им «хорошее образование, дочки вот бухгалте­рами работают, сын — инженер на заводе», выдали дочерей замуж, и те уехали с мужьями во Владимир, сын привел в дом жену, у них родились сыновья. Пять лет назад у старшего внука родилась дочка, любимая правнучка Клавдии Павловны, с которой она проводит много времени, играет и поет ей песенки. Когда Василия Петровича не стало, Клавдия Павловна долго го­ревала, но, помня историю, которая случилась в их семье, старалась не плакать, «чтобы покойник не ходил».


Клавдия Павловна — уникальный знаток и хранитель муромской фольклорной традиции. Обычно от лучших певиц и рассказчиц здесь можно записать не более 200 фольклорных текстов, причем бóльшая часть их знаний касается правил обрядовой деятельности, а количество собственно произведений словесного и музыкального фольклора не так велико. Более того, в данной традиции лучше сохраняются акциональные формы фольклорного наследия. Так, например, рассказывая о свадьбе, исполнители могут вспомнить мно­жество обрядовых действий, но даже тексты свадебных пе­сен внутри этих рассказов представлены единичными образцами, не говоря уже о напевах. Это относится и к другим обрядам. Несколько по-иному складывается ситуация с заговорами и ду­ховными стихами, но их знают преимущественно «профессиона­лы», то есть практикующие знахарки и читалки. Кроме того, большое количество таких текстов связано с рукописной, а не с устной традицией.


Общаясь с Клавдией Павловной, мы столкнулись с чрезвычайно интересным феноменом. Во-первых, она никогда не отвечала на вопросы отрицательно. Это совершенно не значит, что она знала все, о чем ее спрашивали, но она размышляла над вопросами и пыталась показать «фольклорную жизнь» и себя в ней, причем всегда отмечала, что тексты, которые она зна­ет, имеют разную степень востребованности. Так, многие песни она исполняет и сейчас: «Я вот эту песню и сейчас пою, часто пою, вот там делаю что-то и пою». Другие она пела или рассказывала раньше, а сейчас только хранит их в своей памяти: «Я вот рань­ше любила, пела вот это вот, а уж сказки вот не рассказывала, как вот внуки выросли, а вот внучечка мала еще для моих сказок». В памяти Клавдии Павловны хранятся и такие фольклорные тексты, которые она сама не исполняла, но слышала от мамы и бабушек.


От нее записано более 1000 фольклорных текстов самых разных жанров: былички, заговоры, сказки, колыбельные, пестушки, потешки, свадебные и плясовые песни, плачи, жестокие романсы, частушки, предания, легенды, духовные стихи, поверья, описания календарных обря­дов, гадания и многое другое. Безусловно, не все тексты Клавдия Павловна помнит в равной степени, о чем-то она может рассказать подробно, о чем-то — лишь кратко, но в целом объем ее знаний огромен.


Практически каждый текст, записанный от Клавдии Павловны, сопровождается историей из ее жизни или из жизни ее семьи. Так, рассказывая о календарных праздниках она старалась рассказать, как их отмечали в ее семье и в ее деревне. При этом иногда она отмечала, что ее родители или старшие подруги делали что-то иначе, но поскольку она сама так не делала, то и рассказывать об этом не будет.


Клавдия Павловна очень любит петь, и поскольку ее второй муж был хорошим гармонистом, то ее музыкально-фольклорный репертуар обширен. Самые любимые песни — «Ельничек-березничек», «Посею лебеду на берегу», «Уж ты Настя моя, Настенька», «В зеленом саду веселье», «Молодка молоденька». Будучи человеком активным и веселым, она любит петь частушки и знает их очень много; больше всего любит петь «Елецкого» и «Сормача», хотя владеет и другими видами частушек.


Клавдия Павловна очень хорошо знает праздники и ритуалы народного календаря, причем не только может рассказать о самих обрядовых действиях, но и знает много связанных с ними песен. Помимо колядок и христославий, она спела весеннюю закличку, которой сопровождалось в этих краях гадание с жаворонками.


В ее репертуаре большое количество быличек, в том числе о колдунах и огненном змее; много различных текстов детского и материнского фольклора: колыбельных, потешек, пестушек, игр. Знает она и сказки, которые ей рассказывал ее дед. Строго следуя сюжетной основе сказки, Клавдия Павловна соблюдает все особенности сказочной поэтики и образности. Ее можно отнести к типу сказочников-передатчиков, которые не являются яркими импровизаторами, а строго следуют известным им с детства вариантам. Сказки являются единственным жанром, в котором она не чувствует себя свободно. Сама исполнительница осознает это и отмечает, что сказки требуют постоянного рассказывания, а она вспоминает их от случая к случаю с большими промежутками.


В отличие от сказок, заговорами Клавдия Павловна владеет свободно. В ее репертуаре в основном детские и хозяйственные заговоры, то есть те, которыми в данной традиции владеют многие женщины. Она отдает себе отчет, что известные ей тексты широко распространены, их знают многие, и эти заговоры не требуют особых профессиональных навыков.


Клавдия Павловна с готовностью объясняла, почему она знает и помнит то, что окружающие уже не помнят. Она уверено говорила о том, что есть тексты, которые будут су­ществовать всегда: «Вот колыбельна, она никогда не умрет. Вот мам­ки всегда что-нибудь петь будут. Сейчас не то, что раньше пели, сейчас стишки какие-то поют, песни вот что из телевизора, но вот что интересно, «Баю-баюшки баю, не ложися на краю» — все поют, «Баю-бай, баю-бай, ты, собачка, не лай» — тоже. Про кота поют. Значит, они самые нужные и есть. Хотя бабка моя почитай всю ночь могла петь и разные, мама уже поменьше пела, но у меня дети спокой­ные были, засыпали сразу. Я меньше знаю, детям-то пела, а внуки уже далеко жили, только когда приезжали, пела. Вот правнучка сейчас ря­дом, вот ей вспоминаю. Песни, они такие — если поешь, то помнишь, а перестал петь, не надо или некому — так и не помнишь».


Клавдия Павловна считает, что большинство людей помнят тексты только тог­да, когда используют их. Более того, она уверена, что в памяти сохраняются только те песни, сказки, рассказы, которые связаны с чем-то особенным, с сильными эмоциональными переживаниями. Например, с таким эмоциональным потрясением связано ее знание за­говоров.


Таких событий, спровоцировавших внимание к тому или иному фольклорному тексту, в жизни Клавдии Павловны было немало, соответственно, она хранит в памяти много разнообразных произведений. При этом она понимает, что значительная их часть связана с родными и близкими, а также впечатлениями ее детства и молодости.


Много размышляя о судьбах фольклора в современном обще­стве, о бытовании фольклорной тра­диции, Клавдия Петровна старается объяснить суть исполненного ей тек­ста. Многие свои рассказы она сопровождала комментариями. Для нее фольклорные тексты — это прежде всего информация о правилах поведения и взаимоотношениях между людьми. Вот, например, одна из ее любимых частушек:


Я по ельнику ходила,


Ельник ноги оплетал.


Я богатого любила,


Бедный лучше целовал.


На вопрос собирателя, о чем эта частушка, она дала следующее объяснение: «Ведь здесь вот о чем. Каждой девушке хочется за бо­гатого выйти. Деньги ведь, они очень много в этой жизни решают. Очень жизнь могут облегчить. Но вот если ты мужика любишь, то в общем всё равно, богатый он или бедный. Ведь с ними, с мужиками, как тяжело, с ними вообще тяжело, даже если любишь, а уж если не любишь — ой как тошнехонько. Вот и здесь, пока она не любила, так можно и с богатым гулять, согласись, с богатым гулять даже интереснее, он ухаживает красивше. А уж как жить, так жить надо с любимым, а то ведь и руки на себя наложить можно».


Безусловно, Клавдия Павловна комментировала тексты для со­бирателей, поскольку понимала, что это вызывает не­поддельный интерес. Так же она исполняла несколько текстов в присутствии соби­рателя для своей правнучки:


— Сорока-сорока, где была?


— Далеко.


— Ты куда летала? Ты чего видала?


— Кашку клевала, деткам давала:


— Этому дала, этому дала,


Этому дала, этому дала.


А этому не досталось,


Его мамка... обкакалась.


Вот видишь, сорока кашку-то дала всем, а вот этот плохо себя вел, за мамку не уважал, не берег ее, ему каши и не дали. Мамку — ее беречь надо, жалеть. Мамка-то одна, другой не будет. Будешь мамку беречь?».


В отсутствии ребенка она исполнила эту потешку несколько иначе, стремясь отчасти шокировать, а отчасти развеселить собирателя.


Клавдия Павловна — не только исполнитель и хранитель фольклорных произведений, но и их интерпретатор, пытающийся понять и объяснить сущность народной традиционной культуры.

ВИДЕО

Аудио

01 Потешка «Тянем-тянем холстики» в исполнении К.П. Зеленовой из пос. Механизаторов Муромского р-на Владимирской обл. Правовая информация

02 Детская игра «Сорока» в исполнении К.П. Зеленовой из пос. Механизаторов Муромского р-на Владимирской обл. Правовая информация

03 Частушки «Сармач» в исполнении К.П. Зеленовой из пос. Механизаторов Муромского р-на Владимирской обл. Правовая информация

04 Рассказ о разрушении церкви в исполнении К.П. Зеленовой из пос. Механизаторов Муромского р-на Владимирской обл. Правовая информация

Прямые трансляции вечеров Третьяковской галереи на «Культура.РФ»

Вениамин Смехов, Александр Филиппенко и Елена Коренева помогают разобраться в искусстве

Концерты и археологические выставки, фольклорные спектакли и пасхальные игры.

Подробнее

Спектакли, выставки и мастер-классы.

Подробнее

Мистерии, поэтические чтения и концерты живой музыки.

Подробнее

В Москве покажут первую полномасштабную выставку, посвященную революции.

Подробнее

Проект «Ваш ХХ век» увидит вся страна.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть