Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное

Традиция мужского казачьего пения станицы Задоно-Кагальницкой Семикаракорского района Ростовской области

Этнос: Казаки
Конфессия: Старообрядцы
Язык: Русский, донской говор
Паспорт объекта
Станица Задоно-Кагальницкая — бывший хутор станицы Богоявленской, расположенной в нижнем течении Дона и входившей в Первый Донской округ Области войска Донского. По данным полевых исследований и донской периодики конца XIX века (Донские епархиальные ведомости. 1889. № 13. с. 581), основную часть населения станицы Богоявленской и ее хуторов составляли старообрядцы. По репертуару, стилистике напевов и особенностям манеры исполнительское искусство жителей нынешней станицы Задоно-Кагальницкой соотносится с певческими традициями Нижнего Дона. В то же время в репертуаре, многоголосной фактуре и манере пения имеются схождения с исполнительскими стилями, зафиксированными в станицах, расположенных выше по течению Дона, вокруг Цимлянского водохранилища.

В 1979 году ростовскими этномузыкологами в ходе обследования станицы Задоно-Кагальницкой были произведены записи вокального фольклора, выделяющиеся среди других своеобразием вариантов поэтических текстов, напевов, певческой манеры и многоголосной фактуры. В станице было выявлено несколько ансамблей — мужской, женский и смешанный. Их пение являлось неотъемлемой частью обрядов жизненного цикла — свадьбы, проводов и встречи из армии, «бесед» и праздников. Особое внимание исследователей привлек мужской ансамбль в составе четырех певцов — Н.М. Агеева, Г.Т. Дерезина, К.А. Тарасова и А.А. Терентьева. Помимо сугубо певческой специализации, запевала Никифор Михайлович Агеев слыл также и прекрасным рассказчиком.

Как и повсюду на Дону, певческая традиция и репертуар осваивались местными певцами в семье, в станичном или хуторском обществе. Поддерживали певческую традицию существовавшие в станицах и хуторах полковые хоры. Местные ансамбли не являются в строгом смысле замкнутыми, поскольку в зависимости от ситуации мужчины и женщины поют как раздельно, так и совместно. Тем не менее самые старинные казачьи песни исполняются семейными ансамблями (например, супругов Агеевых) либо мужскими певческими группами. Функции запевалы и «дишканта» (верхнего голоса), как правило, закреплены за одними и теми же исполнителями.

В репертуаре певцов станицы Задоно-Кагальницкой воинские «служивские» песни, игравшиеся в полках, как повсеместно известные: «Баклановцы-мододцы, вспомним как недавно», «Во Польше на рыночке», «Как над яром, над ярочком», «Поехал казак во чужбину далеко», «Ты Россия, мать Россия», «Шли по степи полки со славой громкой», так и не столь широко распространенные — «Кто бы нам сказал, братцы, рассказал», «На Усть-Дону было тихого». От запевалы ансамбля Никифора Михайловича Агеева также были записаны образцы местного сказительского репертуара, в частности скоморошина «Сова моя, совушка» («Птичья свадьба»).

Бытовые лирические песни, такие как «Да весёлая пир-беседушка» (приуроченная к свадьбе), «Зернушка моя», «Как под вишенкой, под черешенкой», «Не кукуй, кукуй, всё кукушечка», «Я не лесом шла» и другие, мужчины предпочитают «играть» с женщинами. Смешанным составом исполняются многочисленные лирические частые и хороводные песни: «Да за речушкой фигалёчек», «Да наш свет черный чернобровый», «Жили были две девицы у Романовской станице», «Колясочка во крылечке», «Ты голымба, ты голымбушка моя». Местный вариант последней песни очень близок варианту казаков-некрасовцев.

Среди упомянутых нами песен — один из оригинальных вариантов песни о Доне («Кто бы нам сказал, братцы, рассказал»), объясняющий его именование Ивановичем («что течет из озера Иванова») (см. Библиография, № 2). Весьма редкий поэтический текст соотносится с местными преданиями о происхождении донских топонимов и гидронимов. Оригинальность песни определяется характером многоголосного распева с дублировкой основной голосовой партии басом («октавой»), который напоминает традиции церковного хорового и полкового пения, а также специфически мужским исполнительскими приемами в партии запевалы.

«На Усть-Дону было тихого» — одна из старинных донских песен, первые записи которой были осуществлены уже в XVIII веке (см. Библиография, № 3, с. 317). В песне повествуется о событиях, соответствующих «рыцарскому морскому» периоду жизни казаков XVI–XVII веков, о соперничестве донских казаков с турецким султаном в овладении Азовом и борьбе казаков за выход в Азовское и Черное моря. Певцы связывают эти события с двумя именами — Ермака Тимофеевича (в публикации А.М. Листопадова и С.Я. Арефина 1911 года и современных полевых записях) и Степана Разина (как в публикации А.М. Листопадова 1949 года.). Вариант, аналогичный версии семейного дуэта четы Агеевых, был опубликован А.М. Листопадовым (см. Библиография, № 4, № 88).

Напев отличает простая парно-периодичная форма, характерная для хороводных песен, а также исполнение без верхнего голоса-дисканта (в варианте А.М. Листопадова дискант рельефен в каденциях). В то же время в нем очевидны черты, присущие стилю мужского пения — «размашистые» ходы, фанфарные интонации. В записи Е.Н. Вонсович текст представлен не полностью, из-за нежелания исполнителей допеть песню до конца (см. Библиография, № 2; № 4). В более полных вариантах текста, например из хутора Камышного станицы Константиновской (запись Т.С. Рудиченко, 1991 год): содержится обращение караульного к легендарному донскому атаману:

Государь ты наш, батюшка,
Да Ермак, Ермак Тимохфеевич,
Ай, бяри же ты трубочку подзорную
Да смотри только во синё море.
Да белым-то бело забелелося,
Да черным-то черно защернелося
[Бегут корабли турецкие].


Лидер ансамбля Никифор Михайлович Агеев донес до нас и традицию «сказывания» скоморошин. В этой редкой для Дона записи, помимо игровых элементов, присутствуют черты эпической повествовательной интонации, вокальной декламации и скороговорки. Как правило, на Дону были записаны лишь отдельные фрагменты скоморошин, переплетающихся с текстами небылиц. На Дону они бытуют в песенной форме и служат для развлечения гостей, являясь в то же самое время этикетными маркерами определенных действий (например, ожидаемого ухода гостей) (см. Библиографию, № 8, с. 24–35). Скоморошина «Сова моя, совушка» имеет полный завершенный текст, состоящий из трех разделов: сказочно-повествовательного зачина, вводящего в действие, декламационно-певческого описания эпизода свадьбы (встреча свадебного поезда со стаей журавлей) и сатирического развенчания образа «невесты», исполняемого скороговоркой.

Рассказывает:

Это было давным-давно, и не помню, ко[г]да. Жил-была Сова. Она лишилась своево мужа, Савелия. Вот прошло несколько время (значить), она уздумала замуж выходить.

Собрала гостей со всех волостей на пир. Ну, стали свадьбу играть, песни свадебные.


Поет:

Сова моя, совушка, да,
Сова полетовушка,
( )иде совушка была?
( )идее проживала?
— Ох, я жила в лесище,
Во старой дубищи,
Нихто совушку,
Нихто вдовушку не знал,
Нихто иё не спознал.
Как узнали совку,
Сороки, вороны,
Чес[т]ныя жёны,
Да белыя луни,
Да милыя други.
В онущи, во тряпки
Посадили совку,
В осью повозку,
Повязали совку,
В зелёну дубровку.
Навстречу сове,
Стадо журавлей лятить,
Сова испугалася,
Назад воротилася,
Сверх полетела,
В куст головою,
Кверху ногою,
Слава тебе, богу,
Говорит:
Под леваю ногу.


Рассказывает:

А у ней был щивщик, братщик:
— Щивщик-братщик,
Судишь и рядишь-ка,
Правду не скажешь,
Что это за люди,
Что за християне?
Длинныя ноги,
Короткая платя,
Немецкая шапка,
Щерная рожа
Никуда не гожа?
— Ты, сова-совища,
Ты дура-дурища,
Эты люди наши,
Наши християне
За морем были,
Сено косили,
Домой повозили,
На тебе, на мене,
На Белова луня,
На милова друга;
У Белова луня,
У милова друга,
Есть чего питии,
Есть чего (й)исти,
Нечем закусити.
Лягушка-квактушка,
Да щетыре мыши,
Да пятыя крыса,
Всюду на посылочках,
Всюду на рассылочках,
Сверщок, пирожок,
Тараканья нога
И комариная уха.


Запевала Никифор Михайлович Агеев сохранил искусство импровизации запевки, сочетающей речитативное (декламационное) начало и мелизматический распев. Большой интерес представляют используемые им приемы звукоподражания (осознанного или неосознанного), напоминающие «ржание» коня. Как уже приходилось писать, казаки нередко сравнивают запевки-вокализы с ржанием («как конёк проржать»). Другой выразительный прием пения казаков Среднего Дона — «перебрасывание» голоса из нижнего регистра в фальцет.

В песне «Кто бы нам сказал» запевки Н.М. Агеева (вторая и третья) представляют собой медленные нисходящие глиссандо с хорошо выраженным гортанным колебанием, завершаемые высотным всплеском — голосовым «флажолетом» [такой певческий прием встречается в украинских козацких думах]. Прием «ржания» описан Л.П. Маховой на примере мужской традиции семейских Забайкалья. Ею зафиксировано для него и эквивалентное народное определение (см. Библиография, № 5). Поскольку конь был тотемным животным у многих народов, имитативная магия, как и утилитарное использование звукоподражания (например, ржания кобылицы для приманивания жеребят), является важным фактом жизни. Отметим, что конь осознавался казаками как посредник между миром живых и миром умерших предков в свадебном и похоронном обрядах. Казаки искусно имитируют ржание, расширяя глотку, фокусируя звучание в нижнем отделе гортани и используя нарочитое прерывание проходящей воздушной струи.

В пении казаков станицы Задоно-Кагальницкой обращает на себя внимание строение многоголосной ткани, соотносимое как с традиционными функциями голосовых партий в казачьем ансамблевом многоголосии, так и с хоровой партитурой. Запевает, как это свойственно нижнедонской традиции, нижний голос, к которому в зависимости от числа поющих присоединяются другие исполнители (один или несколько); «выводит» (то есть ведет партию верхнего голоса) солирующий «дишкант». Основной контур мелодии, которую поет запевала, дублируется октавой ниже солирующим басом. Запевающий оказывается в самом центре сплетения голосов. Эта партия (средняя в многоголосной фактуре) выделяется также выразительными возгласами, паузированием, акцентированием слогов. В сравнении с ней партия баса — более статичная. Ее исполнитель воспроизводят основной контур напева без мелизматических переходов. Бас поет гулко и плотно, напоминая «рычащее» звучание баса-профундо. «Мерцающему» дишканту свойственно более оживленное движение, наполненное выразительными восходяще-нисходящими ходами и паузами. Когда участники квартета поют в смешанном составе песни воинского репертуара, функция дишканта может сохраняться за мужчиной. В бытовых лирических песнях партию подголоска-дишканта обычно ведёт женский альт, либо голос микстового звучания. Наряду с этим нередко возникает и верхняя октавная дублировка партии «тонким голосом».

Подобная многоголосная фактура характерна для певческой традиции станиц и хуторов, располагающихся вокруг Цимлянского водохранилища. Например, так пели старинную песню о смерти казака Нефедова «Что не красная солнушка» бытовые ансамбли и хор хутора Потапова Цимлянского р-на Ростовской области (в числе других она опубликована В.Д. Сухоруковым в 1825 году в качестве приложения к его этнографическому очерку «Общежитие донских казаков в XVII и XVIII столетиях»).

Исполнительское искусство мужского ансамбля старожилов в певческой традиции станицы Задоно-Кагальницкой занимало несколько обособленное положение, поскольку выделялось на общем фоне сохранившимися в репертуаре песнями старшего пласта и стилистическими особенностями самого пения. Так, для песен исторического содержания характерен более медленный, чем в армейских песнях и бытовой лирике, темп; произнесение текста тяготеет к декламации, при выделении акцентов распевами. Разумеется, самым ярким отличием является глуховатый «прикрытый» тембр опорных голосов фактуры, солирующих запевалы и дишканта, применяемые ими певческие приемы, а также использование нижней октавной дублировки баса.

Сочетание медленного темпа, «ярусной» фактуры, отчасти ограничивающей мелодическое развитие, и охарактеризованные выше специфические приемы мужского пения выделяют исполнительскую традицию станицы Задоно-Кагальницкой среди других донских.

Думается, не каждый знаток или любитель донского пения сможет с первого прослушивания оценить не столько исторические, сколько собственно эстетические достоинства певческого искусства квартета станицы Задоно-Кагальницкой. Однако благодаря наличию в звуковом архиве Ростовской консерватории подобных образцов мы расширяем свои представления о стилях казачьего пения.

Фото

Аудио

01 Протяжная песня «Баклановцы-молодцы, вспомним как недавно» в исполнении мужского ансамбля из станицы Задоно-Кагальницкой Семикаракорского р-на Ростовской обл. Правовая информация

02 Скоморошина «Сова моя, совушка» в исполнении Н.М. Агеева из станицы Задоно-Кагальницкой Семикаракорского р-на Ростовской обл. Правовая информация

03 Походная строевая песня «Ой, ты Рассея, мать Рассея» в исполнении Н.М. Агеева из станицы Задоно-Кагальницкой Семикаракорского р-на Ростовской обл. Правовая информация

04 Протяжная песня «Поехал, поехал казак во чужбину далеко» в исполнении мужского ансамбля из станицы Задоно-Кагальницкой Семикаракорского р-на Ростовской обл. Правовая информация

05 Протяжная песня «Кто бы нам сказал, братцы, рассказал» в исполнении мужского ансамбля из ст. Задоно-Кагальницкой Семикаракорского р-на Ростовской обл. Правовая информация

06 Казачья песня «Да на Усть то было Дону тихого» в исполнении Н.М. Агеева и В.А. Агеевой из станицы Задоно-Кагальницкой Семикаракорского р-на Ростовской обл. Правовая информация

07 Протяжная историческая песня «Ай да вот и не красная эта солнушка» в исполнении смешанного ансамбля из хутора Потапова Цимлянского р-на Ростовской обл. Правовая информация

Самый известный русский импрессионист

Константин Коровин

Звенит в ушах лихая музыка атаки

1 декабря Россия отмечает день хоккея

Космический пират и король Теодор

30 ноября — день рождения актера Вячеслава Невинного

Кино на портале Культура.РФ

Более 1000 фильмов, рецензии ведущих критиков, тематические подборки и интересные факты

Театры на портале Культура.РФ

Удивительные факты и легендарные постановки

Главное слово — мама

Поздравляем с Днем матери

В Государственном музее Пушкина на Пречистенке развернута выставка «А.С. Пушкин. «Капитанская дочка». К 180-летию публикации».

Подробнее

Концерт завершает Год Сергея Прокофьева в России.

Подробнее

Праздник интеллектуальной литературы подводит книжные итоги года.

Подробнее

Увидеть старинные механические куклы, узнать различия крестьянских лаптей, услышать сонеты Шекспира…

Подробнее

Изучим афишу последнего месяца 2016 года.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть