Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное

Летние моления закамских удмуртов

Этнос: Удмурты
Конфессия: язычество
Язык: Удмуртский, наречие – южноудмуртское
Паспорт объекта
Удмуртская традиционная культура включает большое количество разнообразных молений, сопровождавших всю жизнь человека. Практически каждое событие отмечалось семейным, общинным (деревенским) или крупным общественным молением. В некоторых удмуртских локальных традициях, особенно в закамской, несмотря на запреты и гонения, моления не прерывались и во время советской власти.


Моления подразделяются на календарные, проводимые в определенное время года, окказиональные (по случаю засухи, мора скота, болезней), семейные.


Среди календарных молений особое место по значимости занимает цикл молений гуртэн и мöр вöсь («моление деревней и округой»), посвященных окончанию весенне-полевых работ и всходу хлебов. В Татышлинском районе Республики Башкортостан такие моления проходят в последней декаде июня. Зимнее моление Дöдьы вöсь (букв. ‘моление саней’, т.е. моление, проводимое, когда уже проложен санный путь) приурочено к началу ноября. Согласно традиции, все моления происходили в пятницу, этот день считался священным. Позже моления переносили на воскресенье, так как в пятницу людей не отпускали с работы. Но в последнее время пятничные моления возобновились.


Летние моления проходят в специально оборудованных сакральных местах — рощах луд. Пребывание в священной роще сопряжено с соблюдением строгих запретов: нельзя рубить и выносить за ограду деревья, нельзя осквернять место, нельзя ругаться и сквернословить, нельзя спать. Несоблюдение этих правил, согласно поверьям, ведет к наказаниям — болезням и даже смерти.


Последовательность проведения молений очень строгая и обязательная: вначале должно пройти деревенское моление, затем — моление округой: «Гурт вöсез ке öд вöся, кабыл, пе, уг луы (Если не провести деревенское моление, то благословения потом не будет)». Когда-то в некоторых деревнях района (д. Новые Татышлы и отделившаяся от нее д. Майский, Уразгильды, Малая Бальзюга) после деревенского проводилось также моление «трех деревень» — куинь гурт вöсь.


Деревенское моление гуртэн вöсь в деревне Вязовка Татышлинского района проходит в небольшой священной роще луд, расположенной неподалеку от деревни. Роща находится на склоне, внизу протекает небольшая речка Сильпошур. По составу деревьев роща, смешанная: наверху растут ель, липа, береза, около ручья — вяз. В роще находится небольшая поляна, где собирается и молится народ. Немного ниже, ближе к ручью в особом сакральном месте молятся жрецы, туда никому нельзя заходить, кроме жрецов и их помощников. В этом же месте стоят котлы, рядом — небольшой деревянный стол, куда складывают принесенную ритуальную посуду, хлеб, табани (блины на дрожжевом тесте).


Деревенское моление гуртэн вöсь должно пройти на одну-две недели раньше, чем моление округой мöр вöсь. В молении гуртэн вöсь участвуют только представители одной деревни. Раньше посторонним и вышедшим замуж в чужие деревни запрещено было даже издали наблюдать за обрядом.


Проводит моление жрец (жрецы) вöсясь. К выбору жреца в деревне относились очень ответственно: он должен быть уважаемым человеком, обладать хорошей памятью, чтобы без ошибок и остановок прочесть молитву. В округе наиболее авторитетным и признанным среди остальных жрецов является Назип Садриевич Садриев 1930 года рождения — знаток традиционных обрядов и обычаев. В сложное время он сумел сохранить весь цикл обрядов. Н.С. Садриев не только ежегодно проводит моления в своей деревне Малая Бальзюга Татышлинского района, но и выезжает по просьбе жителей удмуртских деревень в другие районы. Впервые как помощник жреца начал участвовать в молениях в 24 года. «Молитвам научился от старых жрецов, просто их слушал и запоминал. Вот и пошло. А потом все это на мне осталось».


По словам Назипа Садриевича Садриева, если сделаешь ошибку в молитве, она не будет благословенно принята: «Куриськисько, янгышамлэсь кышкасько. Куриськыку одиг кылэз но янгыш вераны уг яра, янгышад ке, куриськем кабыл уг луы (Молюсь, боясь сделать ошибку. Во время молитвы даже одно слово с ошибкой сказать нельзя, если ошибешься, молитва не будет благословенна)». Жрецы также отмечают, что молитву надо произносить громким голосом: «Куара оргаса кыллыны кулэ (Голос должен раздаваться по всей округе)».


У жреца, как правило, было несколько помощников: тылась — тот, кто следит и поддерживает огонь, парчась — тот, кто закалывает жертвенное животное и разделывает тушу мяса. Одежда всех участников обряда должна отличаться от повседневной: и мужчины, и женщины надевают шортдэремы белого цвета, очень похожие по крою на расклешенные халаты с длинными рукавами. В настоящее время не все участники соблюдают эту традицию, однако жрецы всегда стараются надевать шортдэрем, который подвязывают ритуальным полотенцем, голову обвязывают длинным полотенцем наподобие тюрбана (в настоящее время надевают обычные фетровые шляпы, обернутые сверху белым полотенцем).


Моления состоят из нескольких этапов. Деревенское моление гуртэн вöсь проходит за один день. Накануне помощники жреца собирают крупу для жертвенной каши, масло, деньги у жителей деревни. В священной роще готовят дрова, приспособления для разделки туш жертвенных животных, заранее выкапывают небольшие ямки для жертвенной крови, моют родниковой водой ритуальную посуду, котлы. Устанавливают П-образное сооружение трехметровой ширины, на котором развешивают ритуальные полотенца. В деревне Асавка соседнего Балтачевского района это сооружение называли «небесные ворота».


Рано утром в день моления жрец и его помощники приходят в священную рощу, разводят ритуальный огонь, который должен гореть все время моления. Жрец с помощниками готовит обрядовую кашу. Затем с блюдом каши в руках жрец становится на первую молитву — сизиськон (букв. ‘посвящение, обещание (богам)’). Этот этап моления является самым важным, в это время жрец от имени общины вступает в диалог с богами, просит их разрешить провести моление и выслушать просьбы членов общины.


Между первой и второй молитвами приносят в жертву животных или птиц. Каждому из богов жертвуется отдельное животное или птица: богу неба Инкылчину / Инмару — белый баран / овца или белый гусь / утка; богу земли Мукылчину — черный баран / овца. Угодность богам того или иного животного проверяется следующим образом: через березовый веник на животное льют воду. Если животное встряхнется, то жертва угодна богу, если не встряхнется, то это недобрый знак, и нужно дополнительно жертвовать еще одно животное или птицу. Тушу разделывает специальный человек парчась («тот, кто освежевывает тушу») с помощниками. Все работы выполняют только мужчины или женщины пожилого возраста. Внутренности барана / гуся моют в ручье женщины.


Животное должно быть «чистым», одной масти, на шкуре не должно быть никаких пятен. Кровь жертвенного животного сливают в заранее приготовленную ямку — богу земли Мукылчину. Мясо разделывают и ставят варить в отдельном котле над костром. Таким же образом проверяют на угодность богу неба птицу (гуся / утку): ее режут, а кровь льют в костер для бога неба Инмара. Сварившееся мясо вынимают из котла, выкладывают отдельно, а в бульоне варят крупу. Жрецы встают лицом к югу (к солнцу) и начинают молиться, все присутствующие в это время опускаются на колени, отдают земные поклоны после каждого «Оминь». Жрецы просят ниспослать хороший урожай, теплые дожди, благополучие, достаток, здоровье детям, семье, обращаясь к богу Мусо Инмаре-Кылчине («милый бог Инмар-Кылчин»), Зугыт тöдьы бур Инмаре-Кылчине («Светлый белый правый Инмар-Кылчин»). Приведем фрагмент молитвы-куриськона при жертвоприношении белой овцы:

 

Öстэ зугыт тöдьы бур Иммэрэ тэни.

Гуртэн ог кылысь-ымись лÿса,

Ог анайлэн-атайлэн нылыз-пиез кадь лÿса тэни.

Сюрэн-пелентöдь ыж сётüсько.

Зугыт тöдьы бур Иммарэ Кылтчинэ тэни.

Тулыс виясь вÿэд сяин тэни,

Гÿрласа улымон сётса ке мынсалэд

Зугыт тöдьы бур Иммарэ Кылчинэ тэни.

Пудоёс кырэ потон уапум дырья тэни

Ыштэк ческът вуостэ турымнёстэ ачид сётса ке мынсалэд…

Зугыт тöдьы бур Иммарэ Кылчинэ тэни.

Кизем-пальккем зуосыд тэни

Камыш куроен камыш гуриэн

Далтса ке мынсалзы…

Зугыт тöдьы бур Иммарэ Кылчинэ тэни.

Гуртэн ог кълысь-ымись лÿса,

Ог анайлэн-атайлэн нылыз-пиез кадь лÿса тэни

Мöр вöсе сётисько сюрэн-пелен мöр вöсь сётса пырисько.

Зугът тöдьы бур Иммэрэ Кълтчинэ.

Гид тыр пудоёсы тэни

Чышконо ыжэ, кысконо скалэ,

Вöйо вышкиен, муо вышкиен

Ачид сётса ке мынсалэд 

Оминь.

Кабыл карса басьты,

Зугът тöдьы бур Иммэрэ Кылчинэ…

Зугът тöдьы бур Иммэрэ Кылчинэ тэни.

Азбар тыр чöж-зазегэн

Гурласа улымон сётыса ке мынсалэд.

Зугыт тöдьы бур Иммэрэ Кълчинэ

Мÿшо-вуэн улыны сётса ке мынсалэд.

Зугът тöдь бур Иммэрэ Кълчинэ тэни.

Шумпотса но шудзэ-бурзэ сётса мын вал.

Зугыт тöдь бур Иммэрэ Кылчинэ тэни.

Гуртэн ог кылысь-ымись лÿса

Ог анайлэн-атайлэн, нылыз-пиэз кадь лÿса тэни.

Мöр восез сюрэн-пелен тодь ъж сётисько

Лÿлзэ вирзэ аслыд сётса.

Зугът тöдьы бур Иммэрэ Кылчинэ тэни.

Зугът тöд´ъ бур Иммэрэ Кылчинэ тэни

Шумпотсалмы шудзэ-бурзэ сётса мын вал

Зугыт тöдьы бур Иммэрэ Кылчинэ тэни…

Зугыт тöдьы бур Иммэрэ Кълчинэ тэни.

Кабыл карыса басьты вал.

Зугът тöдьы бур Иммэрэ Кылчинэ.

Оминь. Кабыл карса басьты.

 

Остэ, светлый белый правый Инмар!

Всей деревней встав (букв. ‘одним языком-ртом’),

Как дети одних родителей (отца с матерью),

С рогами, ушами белую овечку жертвуем.

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

Подобно весенней текущей воде,

Если бы дал радостную (букв. ‘гудящую, громко звучащую’) жизнь.

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

Когда скотина выходит на выпас, не потерявшись,

Если бы дал вкусной воды-травы.

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

Посеянные хлеба

Если бы уродились с соломой толщиной с камыш,

С зерном как камышовые сережки.

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

Всей деревней встав (букв. ‘одним языком-ртом’),

Как дети одних родителей (отца с матерью),

На молении округой белую овечку с рогами, ушами жертвуем.

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

Если бы хлев полный скотины,

Овец с шерстью (букв. ‘которых нужно подстригать’),

Молочных коров (букв. ‘которых нужно доить’),

Бочонок масла, бочонок меда

Если бы сам дал.

Аминь.

Благословенно прими (моление)

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!..

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

Полный двор уток-гусей,

Если бы дал радостную жизнь.

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

С пчелами, водой жить, если бы дал,

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

С радостью да счастьем, если бы дал,

Светлый белый правый Инмар-Хранитель!

Всей деревней встав (букв. ‘одним языком-ртом’),

Как дети одних родителей (отца с матерью),

На молении округой белую овечку с рогами, ушами жертвуем,

Ее душу-кровь тебе самому жертвуем,

Светлый белый правый Инмар-Кылчин!

Светлый белый правый Инмар-Кылчин!

Обрадовались бы мы,

Если счастья нам дал,

Светлый белый правый Инмар-Кылчин!

Светлый белый правый Инмар-Кылчин!

Благословенно прими моление,

Светлый белый правый Инмар-Кылчин!

Аминь. Благословенно прими.

 

В это время на место моления прибывает народ из округи. Жрец встает на третью молитву с хлебом и ветками березы в руках. Теперь молятся с приготовленной на бульоне кашей. Затем накладывают кашу и мясо в тарелки, и все приступают к трапезе.


С наступлением вечера народ уходит в другое место для развлечений, игр, танцев. Веселятся и молодые, и пожилые. Потом все возвращаются в рощу и совершают последнее моление, благодаря бога Инмара за принятые им прошения. Жрецы стоят с хлебом, маслом, блинами и ветками березы. После молитвы все присутствующие благодарят жрецов и расходятся. Этот этап называется вöсь быдтон — «завершение моления».


По окончании моления жрецы собирают все кости жертвенных животных, оставшиеся после трапезы. Ни одна косточка не должна быть выброшена, не должна попасть собаке или другому хищнику. Кости белой овцы, гуся или утки сжигают, а черной овцы закапывают в землю, в ту самую ямку, куда до этого сливали кровь. Воду, которой мыли ритуальную посуду, выливают в огонь. Тщательно следят, чтобы остатки жертвенного хлеба, обрядовой трапезы не попали скотине, иначе моление будет не впрок. Потом снимают ритуальные полотенца, разбирают «небесные ворота», складывают в одно место использованные березовые ветки. Затем гасят костер березовыми ветками, три раза по солнцу обходят костер со словами «Кабыл мед луоз куреськеммы (Благословенно пусть будут приняты наши молитвы)», подметая к центру кострища пепел.


Моление мöр вöсь проходит через одну-две недели после деревенского моления.

Название «моление округой» связано с количеством участников: раньше на подобные крупные моления съезжались представители деревень, принадлежавших одному роду-воршуду. В Татышлинском районе есть два куста родственных деревень, разделенных рекой. Жители каждого из кустов деревень проводят свое собственное моление мöр вöсь. Центром первого куста является деревня Новые Татышлы, куда съезжаются жители деревень Уразгильды, Малая Бальзюга, Вязовка, Майский; центром второго — деревня Альга, в которую сходится население прилегающих деревень Верхнее и Нижнее Балтачево, Старокальмиярово, Старый Кызыл-Яр, Таныповка, Дубовка, Бигинеево, Утар-Елга.


Места молений мöр вöсь раньше находились при крупных селениях, но впоследствии в связи с гонениями моления перенесли в укромные места: «Когда там (на вершине холма) проводили жертвоприношения, работники райсовета разгоняли молящихся. Так как на вершине холма все прекрасно видно, решили перенести место моления в низину… И даже оттуда… моления перенесли в деревню Альга. Это маленькая деревня. Там никто не увидит, что проводят жертвоприношение». 


Священная роща, в которой проходит моление округой у д. Новые Татышлы, находится в живописном месте, огражденном забором, и если он покосился, то его подправляют. В роще растут березовые деревья. Береза — одно из трех (наряду с елью и сосной) сакральных деревьев удмуртов. На небольшой поляне в центре рощи построен дом для припасов, хранения ритуальной посуды, утвари. Внутри строения посередине стоит дощатый стол, по стенам скамейки. Рядом с этим строением на поляне установлено несколько длинных скамеек для молящихся.


Порядок проведения моления такой же, как и на деревенском молении, но мöр вöсь длится дольше, в довоенное время обряд занимал 3-4 дня. Моление сизиськон — «посвящение, обещание (богам)» — проводят накануне (в субботу или в четверг). Раньше из каждой деревни приезжали свои жрецы и привозили своих жертвенных животных.  На второй день жертвовали белого барана / гуся Инкылчину/Инмару, а на третий день — черного барана Мукылчину. Все эти дни костер должен был гореть, ему не давали погаснуть.


В последние годы моление мöр вöсь проводится за один день.

ВИДЕО

Фото

Аудио

01 Молитва «Куриськон» в исполнении И.А. Арманшина из д. Нижний Балтач Татышлинского р-на Республики Башкортостан. Правовая информация

От Бузыкина до Косого

Кто, что и как переводил в советском кино

Мастер комедии

Михаил Кокшенов и его роли

Лучшая травести советского кино

В день рождения Надежды Румянцевой

«Журавли» Расула Гамзатова

Песня, которую нужно услышать

Король, Доцент, чатланин и другие

Самые яркие образы Евгения Леонова в одном ролике

Курс подготовки космонавтов от Сергея Гармаша

Вспоминаем колоритного мультгероя, озвученного любимым актером

«Фильм, фильм, фильм...»

Поздравляем с Днем российского кино

«Очень приятно. Фаина Раневская»

120 лет со дня рождения одной из самых известных актрис XX века

Фотовыставка, организованная Центром имени Грабаря, проходит в московском парке «Сокольники».

Подробнее

VI Международный фестиваль «Казачья станица Москва».

Подробнее

1 октября пройдет Фестиваль музыкальных коллективов старшего поколения «Веков связующая нить».

Подробнее

Выставка с таким названием проходит в РОСФОТО.

Подробнее

Посмотреть мультфильм можно на портале «Культура.РФ».

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть