Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное
  • 1988
  • Комедия, Драма
  • Владимир Бортко
  • 68 мин
  • 1969
  • Комедия
  • Георгий Данелия
  • 89 мин

Обыкновенное чудо

1978 | СССР | Комедия | 138 мин.
В ролях: Олег Янковский, Александр Абдулов, Ирина Купченко, Евгения Симонова, Юрий Соломин, Евгений Леонов, Екатерина Васильева
Режисcёр: Марк Захаров
Производитель: Мосфильм
4339
Волшебник обещал своей жене жить как все, но как же он сможет? Это последняя, последняя сказка, и расскажет он ее так, что короли подобреют, принцессы пойдут в ученики к охотникам, придворная кавалер-дама найдет свою старую любовь, а медведь превратится в прекрасного юношу.

Фрагмент из дневников Евгения Шварца, опубликованный в книге «Живу беспокойно»:

«У меня произошли события неожиданные и тем более радостные. Эраст Гарин ставил в Театре киноактера «Медведя». Он теперь называется «Обыкновенное чудо». Премьера должна состояться 18 января. Вдруг 13-го днем – звонок из Москвы. Прошла с большим успехом генеральная репетиция. Сообщают об этом Эраст и его помощница Егорова. Ночью звонит Фрэз – с тем же самым. 14-го около часу ночи – опять звонок. Спектакль показали на кассовой публике, целевой, так называемый, купленный какой-то организацией. Перед началом – духовой оркестр, танцы. Все ждали провала. И вдруг публика отлично поняла пьесу. Успех еще больший. Вчера звонил об этом Коварский. Не знаю, что будет дальше, но пока я был обрадован».

Фрагмент из книги Марка Захарова «Суперпрофессия»:

Совсем скоро, в 1976 году, мне удалось доказать, что я хоть и не семи пядей во лбу, но не случайный человек в кинематографе, – Сергей Николаевич Колосов, руководитель мосфильмовского объединения телевизионных фильмов подарил мне идею «Обыкновенного чуда» и пригласил на постановку. Здесь, подобно тем людям, что изгоняют из себя бесов, я выбросил прочь всяческую нахрапистость, легкомыслие, производственное недомыслие и подошел к подготовительному процессу со всей ответственностью, волей, стопроцентным «погружением» в парадоксальный и мудрый мир героев Евгения Шварца.

Я начал писать режиссерский сценарий очень медленно, возможно, погрузив себя в своеобразный транс с элементами акварельных галлюцинаций. В транс меня вводила кассета с голосом Джо Дассена, которую я практически не выключал. Через некоторое время я как бы переставал слышать Джо Дассена и начинал улавливать сердцебиение шварцевских героев.


Разумеется, при мне осталась русско-корейская гремучая смесь – Юлий Ким (я назвал его позже синтезом корейского отчаяния с русской безысходностью) и наследник «могучей кучки» Геннадий Гладков. Еще я постарался, не останавливая работу «Ленкома», сделать так, чтобы в фильме обязательно снималось хотя бы несколько ленкомовских актеров. Евгений Леонов и Олег Янковский не вызывали у мосфильмовского руководства сомнений (роли в то время утверждались дирекцией «Мосфильма»). В отношении только что поступившего в труппу Александра Абдулова у начальства сомнения были. На предложение поучаствовать в кинопробах молодой Александр Гаврилович ответил: «С удовольствием. Потому что все равно пробуюсь всегда я, а снимается потом Костолевский».

Эта фраза, признаюсь, добавила мне спортивного азарта, и в результате Александр Абдулов сыграл, по-моему, важную для него роль.

Очень многое для меня значило общение на съемочной площадке с Евгением Павловичем Леоновым. Он, как никто другой, понимал разницу между комедийной ситуацией, которая возникала, скажем, при съемках в павильоне, и конечным результатом на пленке. Здесь я получил от него несколько бесценных уроков. В двух-трех случаях он наглядно продемонстрировал мне свое превосходство в чисто кинематографическом мышлении. Он говорил примерно так: «Давайте снимем, как вы этого просите, а потом один «актерский дубль» – то есть я сделаю это же самое, но несколько по-другому. В павильоне моя версия выглядела интереснее, а на пленке в просмотровом зале то, что делал Леонов, оказывалось всегда более точным и комедийным.

Но однажды я все-таки одержал убедительную победу, правда, в несколько ином, цензурном аспекте. Леонов в роли короля появлялся в оконном проеме, задерживаясь для общего приветствия перед сценой венчания. Выход был торжественным и под звуки марша. Я попросил Евгения Павловича остановиться на несколько секунд и приветствовать собравшихся, слегка приподняв руку, как это делали в то время члены Политбюро на трибуне Мавзолея. Естественно, репетиция вызвала общий взрыв энтузиазма всей съемочной группы. Евгений Павлович глубоко задумался. Многолетний опыт съемок в кинокомедиях его многому научил. Он сказал: «Маркуша, будем переснимать и за те же деньги».

Я согласился, что надо снять вариант без подъема руки, но и предложенную мной акцию также запечатлеть на пленке. Не знаю, чем руководствовались многочисленные цензоры – то ли симпатией к Леонову, то ли к фильму, то ли отсутствием должного порядка в их рядах, – но «правительственное» приветствие уцелело в фильме».

Фрагмент статьи Александра Мелихова «В тисках лжи и правдоподобия», опубликованной в журнале «Сеанс» (1996):

«Что без любви нет критики – трудно оспоримая истина. Евгения Шварца любить легко – вернее, трудно его не любить. <...> Когда-то я, простой советский математик, был уверен, что Шварц – детский писатель. Поэтому я не особенно поверил, когда один знаток, убежденный, что главная миссия литературы – подстраивать советской власти маленькие каверзы, порекомендовал мне «Дракона» как нечто весьма пикантное. Но – сколь ни был я ослеплен фейерверком остроумия – более всего меня поразило, что с убийством Дракона вовсе не наступает рай. <...>

Попытаемся же хотя бы поверхностно определить, в чем Шварц был ограничен своим «временем», а в чем – особенностями своего дарования. В постановке этого вопроса нет ничего обидного: каждый талант имеет свои границы – невозможно быть одновременно Толстым и Шекспиром, Чеховым и Эдгаром По. И одна из восхитительных, но и ограничивающих черт творческой манеры Евгения Шварца – это, на мой взгляд, склонность через предельное упрощение, «обытовление» обнажать то, что обычно скрывается под многосложным покровом условностей.

Шварц умеет с удивительной точностью вскрывать суть человеческих чувств и отношений совершенно неправдоподобными средствами и почти не умеет этого делать средствами, требующими будничного правдоподобия. «Уж лучше сказки писать. Правдоподобием не связан, а правды больше», – записывает Шварц в свой дневник в апреле 1942 года: правда и правдоподобие – совсем не одно и то же!»

Смотрите также

  • 1985
  • Комедия
  • Бежанов Геральд
  • 85 мин
  • 1979
  • Драма
  • Сергей Тарасов
  • 63 мин
  • 1964
  • Историческое, Драма
  • Евгений Андриканис
  • 82 мин
Вспоминаем Георгия Вицина

Видеоролик из ролей замечательного актера

Международный день цирка

«Цирк - это вечный праздник взрослых и ребят!»

Вспоминаем советские боевики

Благородные герои в борьбе за справедливость

Вспоминаем любимых героев мультиков

Классика советской анимации

От купольного храма до хрущевки

Краткий путеводитель по архитектурным стилям российских городов

Золотое кольцо России

Виртуальное путешествие по древним городам

Великий комбинатор советского кино

Вспоминаем известные роли Сергея Юрского

XVIII век в русской живописи

История изобразительного искусства за две минуты

Искусство сказочного перевода

Вспоминаем переводчиков любимых детских книг

В 84 регионах страны за 2 дня состоялось более 10 тысяч мероприятий в библиотеках, книжных клубах — и даже в московском метро.

Подробнее

Жюри предстоит выбрать лучшую из семи экранизаций.

Подробнее

Уникальные спектакли, выставки и кинопоказы будут идти до 23 июля.

Подробнее

Виртуальный музей портала «Культура.РФ», разработанный для ГМИИ им. А.С. Пушкина, доступен в «Одноклассниках».

Подробнее

Концерты, фестивали, экскурсии.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть