Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное
  • Комедия
  • Борис Щедрин
  • 2015
  • 106 мин

Московский драматический театр «Модернъ»

  • Мелодрама
  • Екатерина Гранитова
  • 2015
  • 150 мин

Российский академический молодежный театр

  • Мелодрама
  • Георгий Тараторкин
  • 2015
  • 91 мин

Московская государственная консерватория им. П.И. Чайковского

Обломов

Московский драматический театр им. А.С. Пушкина | 1972 | СССР | Драма | 142 мин.
Режисcёр: Оскар Ремез, Галина Холопова
Писатель: Иван Гончаров
В ролях: Юрий Стромов, Нина Попова, Виктор Машков, Марина Кузнецова, Николай Прокопович, Алексей Локтев, Валерий Носик, Владимир Сафронов, Роман (Ромуальд) Вильдан, Агрий Аугшкап, Нина Марушина, Мария Фонина, Александр Стрельников, Инга Задорожная, Владимир Торстенсен, Маргарита Жигунова
16646
Из примечаний к Полному собранию сочинений и писем И.А. Гончарова в 20 томах (1997):

«Очень высоко оценил новый роман Гончарова Л.Н. Толстой. Он писал А.В. Дружинину 16 апреля 1859 года: «Обломов» — капитальнейшая вещь, какой давно, давно не было. Скажите Гончарову, что я в восторге от «Обломова» и перечитываю его еще раз. Но что приятнее ему будет — это что «Обломов» имеет успех не случайный, не с треском, а здоровый, капитальный и не временный в настоящей публике» (Толстой. Т. 40. С. 290). Гончарову передали слова Толстого, о чем свидетельствует взволнованное письмо к нему автора «капитального» романа от 13 мая 1859 года: «Слову Вашему о моем романе я тем более придаю цену, что знаю, как Вы строги, иногда даже капризно взыскательны в деле литературного вкуса и суда. Ваше воззрение на искусство имеет в себе что-то новое, оригинальное, иногда даже пугающее своей смелостию; если не во всем можно согласиться с Вами, то нельзя не признать самостоятельной силы. Словом, угодить на Вас нелегко, и тем мне приятнее было приобрести в Вас доброжелателя новому моему труду».

Критика и читатели высоко оценили «Обломова» — роман получил неожиданное признание самого могущественного и читаемого критика того времени Н.А. Добролюбова. В историю же русской литературы 1859 год вошел как год двух шедевров, возвестивших начало эпохи великого русского романа.

Масштаб, в котором рассматривается проблема, обозначенная в названии статьи Н.А. Добролюбова «Что такое обломовщина? («Обломов», роман И.А. Гончарова. «Отечественные записки», 1859, № I–IV» (С. 1859. № 5. Отд. III. С. 59–98), намечен уже в эпиграфе: «Русь», «русская душа», «веки» русской жизни. Обращение к высокому гоголевскому слову о будущем России давало читателю возможность уяснить, что в сознании автора статьи содержание романа соотносится с главными вопросами национальной жизни в ее историческом развитии.

В своем понимании таланта Гончарова Добролюбов исходил из наблюдения, сделанного в 1848 году В.Г. Белинским: «Г-н Гончаров рисует свои фигуры, характеры, сцены прежде всего для того, чтобы удовлетворить своей потребности и насладиться своею способностию рисовать; говорить и судить и извлекать из них нравственные следствия ему надо предоставить своим читателям» (Белинский. Т. VIII. С. 397–398). Добролюбов не просто признает правдивость изображения, но и отмечает, что речь идет о произведении искусства высочайшей пробы. «Уменье охватить полный образ предмета, отчеканить, изваять его», «спокойствие и полнота поэтического миросозерцания» — в этом критик видит силу гончаровского таланта («Обломов» в критике. С. 37).

Объективность, правдивость писателя — условие того, что он, критик, в своих рассуждениях может смело переходить от условного мира романа к жизни, рассматривать того или иного героя в контексте не только литературы, но также истории страны. <...>

Сценические версии романа «Обломов» конца XIX — начала XX века являются дополнительным штрихом к истории его читательского восприятия. «Переделки для сцены» ориентировались на самый широкий зрительский круг и, приспосабливаясь к существующим вкусам, отражали тем самым наиболее распространенные мнения о романе и его героях. <...>

Событием на русской сцене стал спектакль «Обломов», поставленный в 1969 году Московским драматическим театром им. А.С. Пушкина (инсценировка А. Окунчикова, режиссер О. Ремез, художник В. Шапорин; в ролях: Обломов — Р. Вильдан, Штольц — Ю. Стромов, Ольга — Н. Попова, Пшеницына — М. Кузнецова, Захар — В. Машков, Алексеев — Ю. Фомичев, Волков — В. Сафронов, Пенкин — А. Чернов, Тарантьев — А. Локтев, Мухояров — Н. Прокопович). Спектакль порывал с традицией прочтения «Обломова» как социально-психологической драмы, установившейся на советской сцене в предшествующие годы. Важным отличием этой постановки от предыдущих стало применение нового сценического языка, решительно реализующего внутренний потенциал романа Гончарова с позиций «режиссерского» театра. По замыслу постановщика, спектаклю требовалось «пространство трагедии». И не просто трагедии, но трагедии русской, трагедии о русском Гамлете, выбирающем из двух возможностей человеческого существования («быть или не быть») небытие. Сценографическим решением поставленной режиссером задачи стала созданная В. Шапориным двухуровневая сценическая установка, обладающая и предельной функциональностью, и высокой символической насыщенностью, а на роль Обломова был утвержден «молодой, высокий, тощий» Р. Вильдан, чей облик непримиримо расходился «с привычным представлением о пухлом барине».

В спектакль Московского драматического театра им. Пушкина был впервые включен «Сон Обломова»; критики писали об этом: «С блеском проводится сцена знаменитого «сна Обломова». Трудно было воспроизвести этот сон на сцене. Творческая фантазия режиссера нашла обходные, чисто театральные пути. В сне Обломова совместились три плана: детство (папенька, маменька, неумение надевать чулки, приведшее к неумению жить), затем повергавшие его в панический ужас россказни теток, лакеев о его женитьбе на Ольге и, наконец, сама свадьба». Включение в «Сон Обломова» венчального обряда с Ольгой — Агафьей стало возможным после перестановки сцены, предпринятой режиссером по принципиальным соображениям (по мнению О. Ремеза, сцена сна являлась кульминацией спектакля и должна была происходить «не в спокойной первой части книги, а во время болезни в главе XII третьей части»). В качестве музыкального сопровождения сцены сна использовались ария Нормы из оперы Беллини («тема жизни»), которую исполняла Ольга, и колыбельная («тема сна и смерти»), которую исполняла Агафья Матвеевна Пшеницына.

Поставленная режиссером цель («не повторение «Обломова», а его пересоздание») не могла не вызвать разногласий как среди зрителей, так и между театральными критиками. Постановка оставляла «впечатление дискуссионности» и наряду с положительными откликами критиков вызвала и не слишком сочувственные высказывания».

Смотрите также

  • Драма
  • Светлана Врагова
  • 2012
  • 126 мин

Московский драматический театр «Модернъ»

  • Драма
  • Анатолий Эфрос
  • 1976
  • 121 мин

Московский художественный академический театр им. М. Горького (МХАТ)

  • Драма
  • Роман Виктюк
  • 1989
  • 117 мин

Московский художественный академический театр им. М. Горького (МХАТ)

Звенит в ушах лихая музыка атаки

1 декабря Россия отмечает день хоккея

Космический пират и король Теодор

30 ноября — день рождения актера Вячеслава Невинного

Кино на портале Культура.РФ

Более 1000 фильмов, рецензии ведущих критиков, тематические подборки и интересные факты

Театры на портале Культура.РФ

Удивительные факты и легендарные постановки

Главное слово — мама

Поздравляем с Днем матери

Концерт завершает Год Сергея Прокофьева в России.

Подробнее

Праздник интеллектуальной литературы подводит книжные итоги года.

Подробнее

Увидеть старинные механические куклы, узнать различия крестьянских лаптей, услышать сонеты Шекспира…

Подробнее

Изучим афишу последнего месяца 2016 года.

Подробнее

Выставка Альбины Акритас в Салониках.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть