Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное
  • Комедия
  • Борис Щедрин
  • 2015
  • 106 мин

Московский драматический театр «Модернъ»

  • Мелодрама
  • Екатерина Гранитова
  • 2015
  • 150 мин

Российский академический молодежный театр

  • Мелодрама
  • Георгий Тараторкин
  • 2015
  • 91 мин

Московская государственная консерватория им. П.И. Чайковского

Палата номер шесть

Московский драматический театр им. А.С. Пушкина | 1991 | СССР | Комедия | 89 мин.
Режисcёр: Юрий Еремин
В ролях: Геннадий Крынкин, Виталий Стремовский, Александр Михайлушкин, Андрей Майоров, Галина Морачева, Александр Ермаков, Юрий Румянцев, Роман Вильдан, Валентин Буров, Сергей Галкин
1653

Спектакль Юрия Ерёмина «Палата № 6» достался Московскому драматическому театру имени А.С. Пушкина от «армейского» прошлого режиссера: Ерёмин придумал и поставил этот спектакль в самом конце 80-х, когда работал главным режиссером в Центральном академическом театре Советской Армии. В 1988 году он был назначен главным в Пушкинский и пришел в театр с готовым спектаклем. Актёры к тому времени уже перестали быть крепостными, приглашение того или другого в спектакль соседнего театра перестало быть событием из ряда вон выходящим, потому никто не стал протестовать и возмущаться, что в спектакле Театра имени Пушкина играют спектакль, где все главные роли — у актеров «со стороны». Тем более, что «Палата № 6» стала тогда одной из главных московских театральных сенсаций, событием в театральной жизни, а спектакль с успехом играли не только в Москве, — он объехал немало престижных международных фестивалей и везде имел неизменный успех. «Культурный шок» — так чаще всего начинали рассказ об этом спектакле, который играли для полусотни зрителей. В России, это важно, премьера вышла в годы, когда интерес к театру падал, спектакли играли при полупустых залах, так что «Палата № 6» со своим шоковым эффектом сыграла еще и эту, важную для театра в целом роль, вернув интерес к себе.


В «Палате № 6» Юрия Ерёмина, казалось, задача режиссёра состояла в том, чтобы уничтожить все привычные приметы театра. В спектакле не было ни театральных звонков, ни другого привычного начала, естественно, обходились без занавеса, не было и финала и — как освобождения от страшного морока — аплодисментов: публику провожали какими-то темными коридорами санитары в пугающе несвежих халатах, они же — прогоняли зрителей прочь, вроде бы и не грубо, но настойчиво давая понять, что всё, что можно было показать, уже показали, дальнейшее смотреть не рекомендуется. А то, что самое страшное — впереди, за границей чеховского рассказа, не вызывало сомнений. Не было и зрительного зала: художник Степан Зограбян выстроил дощатый загон, больше похожий на хлев, чем на больничную палату, пусть и в особенном медицинском учреждении. Сперва на малой сцене Театра Армии, затем в Театре имени Пушкина зритель толком не мог понять, где сцена, где — зал, поскольку публика смотрела не на сцену, а как бы подглядывала за происходящим сквозь щели в досках. Ни софитов, ни другого яркого театрального света, — все разговоры герои «Палаты № 6» вели при тусклом свете слабых, точно теряющих силы лампочек. А в зал санитары провожали зрителей по темным лестницам и коридорам, свечой указывая путь. Нет, на Данко, который, как известно, осветил дорогу своим сердцем, эти санитары совсем не были похожи.


В этом спектакле чувствовался интерес и знание Ерёминым к опыту и школе не только Станиславского, но также — Антонена Арто и тогда ещё живого современника — Гротовского. Безжалостный к актерам, которые заглядывали и закапывались в самые темные и потаенные углы человеческой психики, но также и к зрителям, для которых этот опыт тоже не был простым, — вернее, был тоже мучительным. Час-полтора публика находилась в состоянии дискомфорта: дискомфортно было подглядывать за чужой жизнью, подслушивать чужие разговоры, еще тяжелее становилось на душе — от невозможности как-то поправить очевидную несправедливость, помочь доктору Рагину, которого играл актер Театра Советской Армии Геннадий Крынкин. В тесном дощатом загоне он метался, как загнанная лошадь, так же тесно было мыслям в его воспаленном сомнениями мозгу, его чувствам и его самого пугающим сомнениям. Странное дело: у Крынкина от природы был не актерский, казалось, такой тихий, чуть с надсадой голос, которым в других случаях он без труда «покрывал» сцену и зал двухтысячиместного армейского театра. Умные глаза в сочетании с затравленным взглядом — то, что нужно было для этого чеховского доктора. Спектакль был трудным, конечно, и для актёров, меж которыми уже не было привычного деления на первых и вторых, даже те, кто являлся на несколько минут, мгновенно оказывался в центре спектакля, поскольку сама площадка — в силу своей скромности и замкнутости — не имела флангов, везде был центр. И зрители потом одинаково вспоминали и Крынкина, который играл доктора Рагина, и Виталия Стремовского в роли пациента, но равно — и Александра Михайлушкина в роли сторожа Никиты, и живописных санитаров, которые «всего лишь» проводили в зал и выводили в конце публику на лестницу.


А для режиссера Юрия Ерёмина важно было в этом спектакле сочетание невероятной несвободы всех прочих слагаемых и абсолютная свобода актеров в их взаимоотношениях с текстом. При невероятной, предельной и даже запредельной жесткости всей истории, для актеров это каждый раз была импровизация по канве чеховского рассказа. А в конце 80-х это была еще и необыкновенно, впрочем, в России всегда актуальная и злободневная история о свободе и несвободе, о безграничности пространства и замкнутости вечных русских «углов», о норме и исключительности, которую так удобно назвать ненормальностью и — изолировать от во всем остальном здорового общества.

ВИДЕО

Смотрите также

  • Комедия
  • Олег Рыбкин
  • 2012
  • 106 мин

Красноярский драматический театр им. А.С. Пушкина

  • Комедия
  • Петр Гусев
  • 1975
  • 35 мин
  • Комедия
  • Евгений Ануфриев
  • 1990
  • 92 мин

Рязанский государственный областной театр для детей и молодежи

Чем мы хуже киногероев?

Веселимся, ожидая Масленицу!

Ученик Малевича и Кандинского

Авангардные картины Александра Лабаса

Триумфальная песня из «Бременских музыкантов»

Вспоминаем музыку Геннадия Гладкова

Не любить — значит не жить

Романтичные сцены из советского кино

Любовь Орлова - звезда первых советских кинокомедий

Актриса, которая умела делать все

Леон Бакст — художник, декоратор, дизайнер

Сценограф Русских сезонов Дягилева в Париже

Звезда «Карнавала» Ирина Муравьева

Актриса, покорившая мир

Мастер жанровой живописи Владимир Маковский

Картины ректора Императорской Академии художеств

Гадание на блинах и пиротехническое шоу, игры-квесты по русским сказкам и фотографии из терема Василисы Прекрасной.

Подробнее

Стартовал интерактивный проект галереи и блог-платформы LiveJournal.

Подробнее

Совместный проект ГМИИ имени Пушкина и испанского фонда La Caixa откроется в 2018 году.

Подробнее

Театр, балет, джаз и рок в Зимнем дворце и «Розе Хутор».

Подробнее

Книги, на которые стоит обратить внимание в этом году.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть