Войти Версия для слабовидящих

Шампанское в русской поэзии


Игристое, золотое, легкое шампанское – спутник побед и торжеств – часто упоминали в стихотворениях русские поэты. Вспоминаем строки о шипучем вине вместе с Софьей Багдасаровой.

ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ

Хотя говорят, что с шампанским русских познакомили еще при Петре I, но в России его было мало даже при Екатерине Великой. Во-первых, только разрабатывались технологии, которые бы позволяли везти это взрывоопасное вино на большие расстояния. В частности, знаменитая бутылка из экстракрепкого стекла только начала входить в обиход. Во-вторых, главная законодательница моды, императрица, под конец правления разлюбила все французское. Ведь именно из Франции приходили опасные вольнодумные идеи. С победой Французской революции императрица ввела эмбарго, которое, помимо всего прочего, препятствовало ввозу шампанского в Россию.

И. Смирновский. Портрет Державина. XVIII век, Эрмитаж


Упоминания шампанского в поэзии той эпохи какие-то бытописательские. Так, Державин в знаменитой оде «Фелица» признается, что запивает «шампанским вафли». Еще он свидетельствует о разнообразии барной карты:

Младые девы угощают,
Подносят вина чередой,
И алиатико с шампанским,
И пиво русское с британским,
И мозель с зельцерской водой.

(«К первому соседу», 1780)


При Павле I запрет на ввоз французских товаров также продолжался, однако император, в отличие от матери, шампанское любил — быть может, ей назло. Считается, что именно при нем появилась традиция поднимать за здравие монарха бокалы, наполненные этим игристым вином. Но «национальным русским напитком» оно пока еще не стало: в начале XIX века Батюшков сочиняет шутливое двустишие: «Налейте мне еще шампанского стакан, / Я сердцем славянин — желудком галломан!»

РОССИЙСКИЕ ПОБЕДЫ

Хотя уже в 1806 году фирма по производству шампанских вин «Клико» вышла на русский рынок, истинное знакомство русских с шампанским началось с победы над Наполеоном и входа наших войск во Францию. Финальный общий смотр русской армии в 1815 году перед возвращением на родину Александр I провел на равнине у горы Монт-Эме — в коммуне Вертю. Той самой, в регионе Шампань, в 27 км к западу от города Шалон-ан-Шампань.


Естественно, русские войска квартировали в Шампани повсюду — и опустошили все подвалы. Однако мудрая вдова Клико — хозяйка легендарной марки — произнесла, подсчитывая убытки, пророческие слова: «Сегодня они пьют. Завтра они заплатят». И стремительно организовала поставки своего шампанского в колоссальных количествах на русский рынок, чтобы опередить конкурентов. В итоге в XIX веке Российская империя стала вторым в мире потребителем шампанского.

Однако в поэзии этого периода шампанского еще мало: времени у поэтов не хватало. Впрочем, в том же 1815 году гусар-поэт Денис Давыдов все же мечтательно писал в своей деревеньке о Aÿ-Champagne:

Дж. Доу. Портрет Дениса Давыдова. До 1828 года. Эрмитаж



Пустыня тихая, сует уединенна,
В тебе я позабыл все горести мои!
Но будь ты на холмах Аи ―
Тогда была бы совершенна!

(«К моей пустыне», 1815)

А также признавался в «Гусарской исповеди»: «…Люблю разгульный шум, умов, речей пожар / И громогласные шампанского оттычки». (Это не помешает ему потом сетовать: «Жомини да Жомини! А об водке — ни полслова!».)


ЗОЛОТОЙ ВЕК РУССКОЙ ПОЭЗИИ

Этот недостаток посвящений шампанскому с лихвой окупят младшие современники героев Отечественной войны 1812 года — поэты пушкинского времени.

«Книгой», которой зачитывалось все его поколение, называет шампанское Петр Вяземский в своих стихах, посвященных Денису Давыдову и озаглавленных «Эперне» (именно в этом городе — штаб-квартира Moet & Chandon, одного из крупнейших производителей шампанских вин). Впрочем, воспеванию этого вина посвящено все стихотворение.

А. Соколов. Петр Вяземский. 1830-е


Икалось ли тебе, Давыдов,
Когда шампанское я пил
Различных вкусов, свойств и видов,
Различных возрастов и сил,

Когда в подвалах у Моэта
Я жадно поминал тебя,
Любя наездника-поэта,
Да и шампанское любя? <…>

Моэт — вот сочинитель славный!
Он пишет прямо набело,
И стих его, живой и плавный,
Ложится на душу светло.

(«Эперне», 1839–1854)


У Вяземского шампанское вообще появляется постоянно: «вином кипит сияющий хрусталь», «Моэта из бутылки брызжет хладный кипяток!», «…Дар благодатный, дар волшебный / Благословенного Аи / Кипит, бьет искрами и пеной!», «…Салфеткою спеленутую чинно, / Несут вдову Клико, согретую в руках» и так далее.


А для Пушкина это вино, например, — «масло, топливо», из-за которого не «гасло» литературное общество «Зеленая лампа». Шампанское поэт явно обожал.

«Евгений Онегин» (наполненный упоминанием различных марок настолько, что сегодня автора обвинили бы в продакт-плейсменте) им прямо брызжет несколько глав подряд. Вот Пушкин хвалит вино урожая легендарного 1811 года: «…Вошел: и пробка в потолок, / Вина кометы брызнул ток». Вот использует его для характеристики хандры главного героя: «…Затем, что не всегда же мог / Beef-stеаks и страсбургский пирог / Шампанской обливать бутылкой».

Социальное положение Лариных автор подчеркивает тем, что у них пьют не настоящее игристое из Франции, а отечественное, из южных губерний: «Да вот в бутылке засмоленной / Между жарким и бланманже / Цимлянское несут уже».

Вдовы Клико или Моэта
Благословенное вино
В бутылке мерзлой для поэта
На стол тотчас принесено.
Оно сверкает Ипокреной;
Оно своей игрой и пеной
(Подобием того-сего)
Меня пленяло: за него
Последний бедный лепт, бывало,
Давал я. Помните ль, друзья?
Его волшебная струя
Рождала глупостей не мало,
А сколько шуток и стихов,
И споров, и веселых снов!

Но изменяет пеной шумной
Оно желудку моему,
И я Бордо благоразумный
Уж нынче предпочел ему.
К Аи я больше не способен;
Аи любовнице подобен
Блестящей, ветреной, живой,
И своенравной, и пустой...

(«Евгений Онегин», гл. 4, 1828)

Не забывает Пушкин шампанское и в других произведениях: «кипишь ли ты, златая чаша?», «вино струится, брызжет пена» и т.п. Цимлянское он то хвалит («Приготовь же, Дон заветный, / Для наездников лихих / Сок кипучий, искрометный / Виноградников твоих»), то упоминает в проклятии: «Да будет проклят дерзновенный… / Пускай не в силах будет пить / Или, стаканами владея / Лафит с цымлянским различить!»). Наконец, он формулирует актуальную до сих пор мудрость: «Как мысли черные к тебе придут, / Откупори шампанского бутылку / Иль перечти «Женитьбу Фигаро».

П. Яковлев. Антон Дельвиг. 1810-е


Поэты пушкинского времени знали, что шампанское — одна из ценнейших вещей на этом свете — и на том. Молодой Дельвиг в день своего рождения писал так:

Я пирую, други, с вами,
И шампанское в стекло
Льется пенными струями.
Дай нам, благостный Зевес,
Встретить новый век с бокалом!
О, тогда с земли без слез,
Смерти мирным покрывалом
Завернувшись, мы уйдем
И, за мрачными брегами
Встретясь с милыми тенями,
Тень аи себе нальем.

(«В день моего рожденья», 1819)

Любовь к шампанскому заметна и у Боратынского: «Гоненьям рока, злобе света / Смеюся я: / Живет, не здесь, в звездах Моэта / Душа моя!» Каким-то образом шампанское становится символом свободы. Цензура запретила стихотворение Боратынского «Пиры» (1826), в частности, из-за сравнения шампанского сорта аи, которое «свободою кипит», с «гордым умом, не терпящим плена». Так сильны в то время были воспоминания о декабрьском восстании.

Полный влагой искрометной,
…Зашипел ты, мой бокал!
И покрыл туман приветный
Твой озябнувший кристалл...
<…>

Чем душа моя богата,
Всё твое, о друг Аи!

(«Бокал», 1835–1836)


Да, кстати, ведь и в «Путешествии Онегина» декабристы ведут дружеские споры «между Лафитом и Клико»... Веневитинов прямо пишет в 1825 году, что шампанское ему внушило предчувствие: его друзьям суждено «для свободы созреть, как вино». Когда Чацкого в «Горе от ума» подозревают в вольнодумстве, то один из пороков, который ему приписывают, — тоже оказывается любовь к этому вину: «Шампанское стаканами тянул. / — Бутылками-с, и пребольшими. / — Нет-с, бочками сороковыми».


СЕРЕДИНА XIX ВЕКА

Со временем, благодаря лавинообразному росту импорта французских вин, а также возникновению большого количества отечественных виноделен, игристые вина перестают быть прерогативой аристократов — и, соответственно, мечтой поэта. Их практически нет у Лермонтова (разве что «В стекле граненом дар земли чужой / Клокочет и шипит аи румяный» в малоизвестной поэме «Сашка»). А к середине века шампанское становится чуть ли не синонимом пошлости. Недаром «Бесприданница» Островского начинается с того, что купцы пьют его поутру — причем из чайника (потому что в чайных алкоголь по закону не продавали).


Никаких восторгов нет, например, у Некрасова:

Я герой!..
Припеваючи жить
И шампанское пить,
Завираться!
Жребий мой:
Вечеринки давать,
И себя восхвалять,
И стишки издавать,
И собой
Восхищаться!

(«Стихотворение, заимствованное из Шиллера и Гете», 1845–1846)

Славянофилы, нелюбимые Некрасовым, у него «В Петербурге шампанское с квасом / Попивали из древних ковшей». У Апухтина «Притворяются гости, что весело им, / И плохое шампанское льется рекою...». Бенедиктов же считает, что «Если ж кто в страхе над жизненным морем / Дух врачевал свой кипучим клико, / ― Други, поверьте, тот хвастал лишь горем, / Скорби не знал, не страдал глубоко».

СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

Но наконец — время реванша! Вторая волна великой русской поэзии в начале XX века воспевает шампанское так же сладко, как и первая веком ранее.

Недаром «король поэтов» Игорь Северянин восклицает: «Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! / Удивительно вкусно, искристо и остро!». В другом месте Северянин пишет: «Шампанским пенясь, вдохновенье / Вливалось в строфы — мой бокал». Для него оно также символ чистоты:

Шампанского в лилию! Шампанского в лилию!
Ее целомудрием святеет оно.
Mignon с Escamilio! Mignon с Escamilio!
Шампанское в лилии — святое вино.

Шампанское, в лилии журчащее искристо, —
Вино, упоенное бокалом цветка.
Я славлю восторженно Христа и Антихриста
Душой, обожженною восторгом глотка!

(«Шампанский полонез», 1912)



Александр Блок в ресторане послал «черную розу в бокале золотого, как небо, аи», а также знает, что «хмельней золотого аи… были страшные ласки твои...». Цветаева взывает: «Шампанское вероломно, / А все ж наливай и пей!» Георгию Иванову «шампанское взоры туманит», а Вертинский, продолжая ботаническую тему Блока и Северянина, сыплет «в шампанское цветы».


РЕВОЛЮЦИЯ

Разумеется, после победы большевиков шампанское отправляется туда же, куда фарфоровые слоники и кружевные салфетки. Прочь.


Резкий Маяковский осуждает капиталистический дирижабль Умберто Нобиле, зазря погибший в северных льдах: «Не карты полюсов он вез с собой, а крест, громаднейший крестище... и шампанское!» Настоящему советскому человеку эта роскошь не нужна, считает Маяковский:


От трудов
                своих
                     почив,
занавесившись с опаскою,
выдували
            нэпачи
                   зашипевшее шампанское.

(«Итоги», 1929)

В СССР

Со временем отношение к шампанскому (тем более что теперь появилось и «Советское») смягчается. Впрочем, теперь это — не просто алкоголь, а поэтический символ, унаследованный у предыдущих веков. Так, Евтушенко в «Памяти Ахматовой» сетует, что ее пальцы забыли «холодок Аи, и поцелуи в Ницце, Петербурге». А вот Окуджава, прося не обещать «деве юной любови вечной на земле», обязательно еще напишет, что у кавалергардов 1812 года «течет шампанское рекою и взгляд туманится слегка».


И действительно, пусть шампанское в последние десятилетия — напиток легко доступный и демократический. Но все равно, для нас оно остается символом вдохновения, праздничного настроения, гусарских гулянок и аристократических пиров. Во многом — благодаря восторгу и восхищению русских поэтов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Евгений Онегин
  • Александр Пушкин

Кузьменко М., Яковлев М.

Бесприданница
  • Александр Островский

Кузьменко М., Яковлев М.

Горе от ума
  • Александр Грибоедов

Кузьменко М., Яковлев М.

Будем помнить

С Днем Победы!

Бенефис Федора Бондарчука

Ко дню рождения актера, режиссера и продюсера

Праздник труда

Поздравляем с Первым мая

Бывалый из известного кинотрио

27 апреля - день рождения актера и режиссера Евгения Моргунова

Иван Грозный, Ипполит, Стива Облонский

25 апреля - день рождения актера Юрия Яковлева

Вспоминаем Георгия Вицина

Видеоролик из ролей замечательного актера

Международный день цирка

«Цирк - это вечный праздник взрослых и ребят!»

Вспоминаем советские боевики

Благородные герои в борьбе за справедливость

Вспоминаем любимых героев мультиков

Классика советской анимации

Выставка «Венеция Ренессанса» пройдет в ГМИИ им. Пушкина.

Подробнее

Фестиваль стартует в Сочи 7 июня.

Подробнее

Мероприятия будут идти все лето.

Подробнее

Фотографии легендарного военного корреспондента в режиме дополненной реальности.

Подробнее

Мероприятия под открытым небом будут идти все лето.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть