Войти Версия для слабовидящих

Жизнь на грани фантастики


«Трудно быть богом», «Пикник на обочине», «Понедельник начинается в субботу»… – признанная классика жанра.

Два человека – один писатель – Аркадий и Борис Стругацкие вместе создали около 30 романов и повестей, более двух десятков рассказов. Их произведения экранизировали такие режиссеры, как Андрей Тарковский, Александр Сокуров, Алексей Герман.

Братья Стругацкие были для читателей проводниками в другой, вымышленный мир. И какие бы параллельные вселенные они ни придумывали, в центре внимания всегда оставался человек со своими сильными и слабыми сторонами. Из-за этого выдуманные или предсказанные миры вдруг становились осязаемыми, знакомыми и оттого актуальными.

Первые художественные тексты Аркадий Стругацкий написал еще до Великой Отечественной войны. К несчастью, все рукописи пропали в блокадном Ленинграде. Первый законченный рассказ «Как погиб Канг» датируется 1946 годом. Его опубликовали в 2001 году.

Фрагмент статьи Александра Мирера «Непрерывный фонтан идей», журнал «Измерение Ф» (№3, 1990 г.):

«Я познакомился с Аркадием Натановичем Стругацким в 1965 году. Это было время бури и натиска в фантастике, это было сразу после того, как вышла повесть «Трудно быть богом». Сейчас уже трудно представить, что мы жили без Лема, Бредбери, Азимова и без Стругацких. Сегодня нам кажется, что Стругацкие были всегда, и вот уже немолодые люди говорят мне: «А я вырос на Стругацких!» И когда я спрашиваю: «Извини пожалуйста, но тебе за пятьдесят, как ты мог на Стругацких вырасти?», он совершенно спокойно отвечает: «Они меня перевернули!»

«Трудно быть богом» было что-то вроде разорвавшейся бомбы. Хотя мы тогда уже читали «Солярис» и «Непобедимый». Тогда два имени тотчас же встали рядом: Станислав Лем и братья Стругацкие. Я очень хорошо помню, как носился тогда по знакомым и всем кричал: «Говорил я вам, что «Страна Багровых туч» – это заявка на больших писателей? Нате – читайте!» Под этим впечатлением я, наверное, фантастику писать и начал. В некотором роде я «крестный сын» повести «Трудно быть богом».

Начав писать фантастику, я довольно быстро попал на семинар – как это ни смешно звучит – «Молодой гвардии». Тогда там была прекрасная редакция фантастики под руководством Сергея Жемайтиса, который, кстати, первым стал публиковать Стругацких массовыми тиражами, несмотря на топания ногами, партвзыскания и разгромы. На этом-то семинаре я и познакомился с Аркадием Натановичем. <...> Тогда я воспринимал его: «Это же сам Стругацкий!», «Это же братья Стругацкие!» – то есть уже в то время для нас это были классики, для меня-то уж во всяком случае. Спустя годы, <...> мы с Аркадием Натановичем подружились.

Надо сказать, что, очевидно, главная черта Аркадия Натановича – это рыцарственность. За много лет я как-то не сумел подобрать лучшего слова. Он удивительно мягкий человек, несмотря на внешние всевозможные офицерские штучки и приемчики. <...>

Есть такая гнусная вещь, как литературный табель о рангах. По этому табло идет абсолютно другой счет... скажем так: фантомный счет. По счету миллионов людей, братья Стругацкие – это огромное явление в советской и частично в мировой литературе. То есть я лично считаю, что они как минимум в числе пяти лучших прозаиков второй половины XX века. <...>

Аркадий и Борис Стругацкие

Часто спрашивают, как Аркадий Натанович и Борис Натанович работают вместе – они что, съезжаются на станции Бологое? В литремесле, как и в любом другом, имеются свои трудности. Самая главная трудность – то, что это абсолютно индивидуальное производство, в котором нет ОТК (отдел технического контроля. – Прим. «Культура.рф»). Одна из наиболее важных составляющих любого творческого человека – это способность к самокритике. Смотрите, что получается: Стругацкие – невероятно плодовитые писатели, в 60-е годы они выдавали книги на гора одну за другой, одну лучше другой, потому что внутри этого дуэта совершенно замечательное распределение ролей. Одна из черт характера Аркадия Натановича – это непрерывно работающее воображение. Он непрерывно изобретает. У Козьмы Пруткова было: «Если у тебя есть фонтан – заткни его». Аркадий Натанович как раз и есть фонтан, который никто «заткнуть» не мог никогда. И когда они стали работать вместе, то оказалось, очевидно, что Борис Натанович именно та критическая составляющая, которая фонтан затыкает в ту самую минуту, когда это нужно: «Стоп. Это мы записываем».

Эта черта Аркадия Натановича – непрерывное генерирование идей Аркадием Натановичем – доставляет массу удовольствия окружающим его людям. Он может увлекательнейше сымпровизировать, к примеру, о своем военном прошлом. Я помню эти рассказы – совершенно замечательные, – он в них всегда выступал в каких-то смешных ролях, отнюдь не героических. Например, имелся цикл устных рассказов, как Стругацкого заставили работать адъютантом и поэтому ему пришлось ездить на лошади. Соответственно, его лошадь скидывала с себя, соответственно, она обдирала его о ветви деревьев. Когда он, несчастный, пересел на одноколку, то жеребец, на котором он ехал, бросился через забор, потому что за забором была кобыла... и одноколка повисла на заборе вместе со Стругацким. Когда он дежурил в военной школе – в то время всем офицерам при дежурстве полагалось носить шашки и салютовать ими, – то на утреннем рапорте он едва не зарубил своего начальника школы. А когда Стругацкий удалялся в самоволку, то последствия были совершенно сокрушительные... Какие-то из этих историй, очевидно, были трансформированы из действительных происшествий, а какие-то – блестяще и разветвленно выдумывались на ходу.

Непреоборимое писательское начало Аркадия Натановича как раз и чувствуется в этом фонтане идей, который всегда работает. Может быть, из-за этого Аркадию Натановичу немедленно становилось неинтересным то, что уже написано. Я не знаю как Борис Натанович, а Аркадий Натанович всегда любит свою последнюю вещь. Какое-то время он ее любит – до тех пор пока не появляется новая. Но она ему уже не интересна – потому что впереди новое, надо еще что-то выдумывать, и сейчас вот идет эта выдумка. Между прочим, по-моему, эта черта – обычно гибель для творческого человека. Скажем, из-за этого Лем перешел на рецензии на ненаписанное: абсолютно сжато излагаются сюжет и главная мысль, и все: выдумано и не буду я с этим возиться! А благодаря дуэту Стругацкие смогли все это дело реализовать!»

«Игра в бисер» с Игорем Волгиным. Аркадий и Борис Стругацких. «Трудно быть Богом»



Братья Стругацкие. Дети Полудня



СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Вспоминаем Георгия Вицина

Видеоролик из ролей замечательного актера

Международный день цирка

«Цирк - это вечный праздник взрослых и ребят!»

Вспоминаем советские боевики

Благородные герои в борьбе за справедливость

Вспоминаем любимых героев мультиков

Классика советской анимации

От купольного храма до хрущевки

Краткий путеводитель по архитектурным стилям российских городов

Золотое кольцо России

Виртуальное путешествие по древним городам

Великий комбинатор советского кино

Вспоминаем известные роли Сергея Юрского

XVIII век в русской живописи

История изобразительного искусства за две минуты

Искусство сказочного перевода

Вспоминаем переводчиков любимых детских книг

В 84 регионах страны за 2 дня состоялось более 10 тысяч мероприятий в библиотеках, книжных клубах — и даже в московском метро.

Подробнее

Жюри предстоит выбрать лучшую из семи экранизаций.

Подробнее

Уникальные спектакли, выставки и кинопоказы будут идти до 23 июля.

Подробнее

Виртуальный музей портала «Культура.РФ», разработанный для ГМИИ им. А.С. Пушкина, доступен в «Одноклассниках».

Подробнее

Концерты, фестивали, экскурсии.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть