Войти Версия для слабовидящих
Популярное

Бикинские удэгейцы (по материалам экспедиции 2009–2010 годов)

В предгорьях Сихоте-Алиня, в бассейнах рек Дальнего Востока с замысловатыми названиями – Бикин, Хор, Самарга, Иман, Хунгари, с их многочисленными притоками, проживают небольшие группы удэгейцев, потомков древней, богатой и во многом загадочной культуры отважных таежных охотников.

Звиденная Оксана Олеговна.
Аспирант Института этнологии и антропологии РАН.

Институт этнологии и антропологии РАН

В своих произведениях известный исследователь Дальнего Востока В.К. Арсеньев называл их «лесные люди». В этом словосочетании заложен глубокий смысл, включающий историю формирования, образ жизни, духовные представления и весь культурный комплекс удэгейского народа.

В сравнительных словарях тунгусо-маньчжурских языков подобному этнонимическому ряду соответствуют значения: «дремучие леса», «лесные жители» и другие вариации, относящееся к местности, покрытой лесом или тайгой. Все эти характеристики говорят об одном: удэгейцы – это люди, которые на протяжении многих столетий жили, вели хозяйство, развивали свою культуру в тесном взаимодействии с окружающей природой. Лес и лесной мир для них – самое изученное пространство, правила и законы которого они впитывали с молоком матери.

Почему «лесные люди»? Удэ, удэге, ужэ, удигай, удихе – это различные варианты самоназвания удэгейцев.

Горная страна Сихоте-Алинь

Основными формами хозяйственного взаимодействия удэгейцев c природой являлись охота, рыболовство и собирательство, где охота выделялась как характерная черта и основной компонент традиционного природопользования, с трансформацией которого менялся весь жизненный уклад народа. Как сегодня складывается жизнь этого небольшого по численности народа, мы узнали, побывав в августе – сентябре 2009 г. и феврале – марте 2010 г. в одном из таких мест – в поселке Красный Яр Пожарского района Приморского края, где проживают представители бикинской группы удэгейцев. Здесь по заказу Амурского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Обществом с ограниченной ответственностью «Этноконсалтинг» проводилась этнологическая экспертиза. Ее целью являлось «изучение влияния изменений исконной среды обитания удэгейцев. Во время выполнения этой работы также собирался материал для диссертации автора, освещающей вопросы современного положения этнических групп удэгейцев, их хозяйственной специализации, касающейся опыта социальной адаптации и этнической идентичности.

Село Красный Яр образовалось в 1958 г. после переноса на более высокий и безопасный берег разбросанных по р. Бикин и ее притокам стойбищ и небольших селений удэгейцев, нанайцев и орочей, которые часто страдали от разливов реки. До этого времени аборигены жили в селах Метахеза, Сяин, Олон, Улунга (Охотничий) и др. Именно они являлись первыми поселениями, возникшими в ходе решения проблемы территориальной разбросанности коренного населения и внедрения в жизнь национальной политики советской власти. Сюда переселялись семьи из многочисленных родовых стойбищ, тут устраивались начальные школы, появилась первая инфраструктура. На сегодняшний день из всех поселков только Олон и Охотничий (бывш. Улунга) не прекратили своего существования, а остаются местом жительства небольшого количества семей.

Коренное население, относящееся к Краснояровскому сельскому совету, неоднородно по этническому составу и по своим социально-экономическим характеристикам. Сегодня здесь проживают представители четырех коренных малочисленных народов: удэгейцы, нанайцы, орочи и эвенки. Основная масса населения сконцентрирована в поселке Красный Яр, в котором проживает 657 человек. Незначительные по численности группы населения живут в пос. Олон (29 человек) и Охотничий (4 человека). Всего в них живут 690 жителей, из которых 553 – представители коренных малочисленных народов. Большую часть жителей составляют удэгейцы. Кроме аборигенного населения, в поселках живут семьи граждан, не относящихся к коренным малочисленным народам. Их численность составляет около 100 человек, это преимущественно члены смешанных в этническом отношении семей. Большинство из них ведут такой же образ жизни, как и представители коренных народов.

Численность коренного населения за несколько последних лет в сравнении с постперестроечным периодом в поселках выросла на 16 человек. Это связано с небольшим увеличением рождаемости, а также с постоянным процессом внутренней миграции. Некоторая часть молодежи на определенных этапах своей жизни покидает поселок, но зачастую, получив опыт городской жизни, возвращается обратно (преимущественно мужчины). Опросы показывают, что мужчины в меньшей степени адаптируются к городской жизни, чем женщины. Мнение мужчин и женщин по этому вопросу разнится. Женщины чаще говорят: «Раз остался в поселке, значит, не потянул жизнь в городе». Мужчины оценивают свои возможности чаще так:

«А что мне делать в городе? Все, что я умею, я могу применить здесь. Я вырос в тайге, зачем мне куда-то еще идти»; или «Кому нравится в городе жить, те пробуют, только так можно понять, нравится тебе городская жизнь или нет».

Мужчины в поселке всегда могут применить свой приобретенный в городе опыт, а также полученные еще в молодости охотничьи навыки, поэтому чувствуют себя здесь более уверенно. А традиционные знания и промысловые навыки, которые получают почти все мальчики в удэгейских семьях, помогают им включиться в промыслово-охотничью структуру, где родовые традиции пользования охотничьими участками пока еще являются гарантией заработка.

Забеги на оленях

Этот же фактор влияет на соотношение численности мужчин и женщин среди коренного населения. Здесь можно выделить некоторую закономерность: численность мужчин постоянно преобладает над численностью женщин во всех трех поселках. Так, в 1992 г. эта разница составила 17 человек (общ. числ. корен. насел. – 537 чел.), в 2007 г. – 10 человек (общ. числ. корен. насел. – 580 чел.), в 2009 г. – 14 человек (общ. числ. корен. насел. – 556 чел.).

На численности женщин отрицательно сказываются бытовая и социальная неустроенность в поселках. Здесь отсутствуют канализация, водопровод (водоснабжение колодезное); улицы в поселках без покрытия, по ним трудно ходить, особенно в дождливое время; 40% домов обветшали и нуждаются в капитальном ремонте. Большинство девочек, уезжающих учиться в города, уже не возвращаются обратно, чаще всего они стремятся выйти замуж и остаться жить в городе. Городская среда, по их мнению, более комфортна для проживания и образования детей. И только в возрасте старше 60 лет некоторые женщины могут вернуться на родину своих предков. Вот пример из жизни школьного библиотекаря: «Мы уезжали жить в Спасск. Раньше хотелось самостоятельности, жить как надо, вот и ехали в города. Поэтому и дети сейчас не говорят по-удэгейски» (Е.А. Нехорошкова). Г.И. Суанка вернулась в Красный Яр уже в пенсионном возрасте:

«Здесь все родное, воздух родной, лес. В городе так себя не чувствовала, а здесь хорошо. Всю жизнь жила в городе и хотела вернуться. Родная земля тянет».

Сегодня для традиционного природопользования, сохранения и развития традиционного образа жизни коренного населения на территории поселка Красный Яр зарегистрировано три общины коренных малочисленных народов. Влияние каждой общины на вовлеченность людей в традиционный сектор экономики различно. Основной организацией, предоставляющей работу, является общественная организация община коренных малочисленных народов «Тигр». Членство в общине коллективное. Всего в ней зарегистрировано 172 человека, это главы семей, из них 126 человек – представители коренных малочисленных народов, 46 человек – лица, не относящиеся к коренным малочисленным народам, но постоянно проживающие в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов и ведущие промысловое хозяйство. В хозяйственной деятельности принимают участие все члены семей зарегистрированных участников. По штатному расписанию общины в ней 57 человек – это преимущественно промысловые рабочие, занимающиеся охотой, егеря и руководящий состав. Все штатные сотрудники имеют закрепленные промысловые участки, со всеми заключены трудовые договоры на предоставление охотничьего участка на территории охотничьего хозяйства общины «Тигр».

Вид на г. Бикин


Вторая общественная организация – это родовая община коренных малочисленных народов «Дунхай», основателем и руководителем которой является Василий Иванович Дункай. Эта община создана недавно и активной деятельности пока еще не осуществляет. В общине числится 5 человек. Целью ее создания является развитие рыболовства в бассейне реки Уссури как вида традиционного природопользования.

Третья зарегистрированная общественная организация – родовая община коренных малочисленных народов «Кяаса» (основатель и руководитель Ефрем Александрович Канчуга), также создана с целью осуществления традиционной деятельности. В прошлом члены общины занимались рыбным промыслом, на сегодняшний день никакая деятельность не осуществляется.

Еще одним работодателем в поселке является национальное лесоохотничье хозяйство «Территория традиционного природопользования Бикин». В этой организации работают 42 человека на различных должностях: экономисты, начальник ЖКХ, мастер по лесу, контролер по электроэнергии, дизелисты, трактористы, водители, автослесарь, сторожа, рабочие и администрация, включая бухгалтеров. Эта организация занимается заготовкой дров, осуществляет административно-финансовые функции: снабжение поселка топливом, обеспечение жилищно-коммунального хозяйства. Организация находится в ведении общины, которая таким образом фактически выполняет ряд функций органов местного самоуправления.

Основной источник дохода удэгейцев – это ресурсы тайги. Комплексный подход к природопользованию является основой их традиционного хозяйства. По словам председателя сельского совета с. Красный Яр А.Л. Уза, «все жители поселка живут с леса. Кто что больше поймал, кто что собрал, кто проводником подработал. Люди в основном работают в общине, на государственной службе задействовано совсем мало людей» (по данным администрации, в бюджетной сфере занят 71 человек, большинство из которых женщины. – О.З.).

Вид на Сихотэ-Алинь

Виды хозяйственной деятельности удэгейцев можно разделить по значимости и функциям: охота – основной вид деятельности, приносящий доход и определяющий образ жизни и культуру удэгейцев; рыболовство – сопутствующий вид промысла, выполняет функцию надежного и регулярного источника пищи (особенно в отсутствие мяса); собирательство – второстепенный, дополняющий вид промысла, который необходим для пополнения рациона питания удэгейцев (оно обеспечивает организм витаминами, клетчаткой и другими важными для жизнедеятельности веществами). Собирательство имеет прямое отношение к женской промысловой занятости и является дополнительным источником пополнения семейного бюджета.

Охотятся удэгейцы исходя из необходимости круглый год, но в пищевом обороте всегда остается место видовым охотничьим паузам (например, во время «брачного сезона» или времени отела, взросления детенышей у животных). Несмотря на то что, согласно законодательству, у общины имеется круглогодичная лицензия на «котловое питание», в это время охота запрещена, а на замену идут другие виды пищи. Такую внутреннюю норму удэгейцы-охотники приняли самостоятельно еще в 1980-х годах, согласно решению общего собрания промысловиков. Она созвучна с многовековой традицией, транслирующей опыт предков, который способствует сохранению поголовья и биоразнообразия окружающей фауны и ведению неистощительного хозяйствования.

Еще одним видом деятельности, связанным с лесом и относящимся к одному из современных направлений традиционного жизнеобеспечения коренных малочисленных народов, является туризм, который может рассматриваться как вид традиционного природопользования, и развитие этого направления дает дополнительные рабочие места для местного населения. Этнографический и экологический туризм соответствует принципам неистощительного способа природопользования и использования объектов животного и растительного мира, а также других природных ресурсов коренными малочисленными народами с учетом их традиционных экологических знаний. Известные своим безупречным знанием таежных территорий и опытом выживания в трудных условиях удэгейцы на протяжении уже более трехсот лет выполняют функции проводников, гостеприимных хозяев и помощников в передвижениях по сложным маршрутам уссурийской тайги. Поэтому знаниями и способностями удэгейцев пользуются туристы и все, кто когда-либо попадал на бескрайние просторы бикинской тайги и др. По оставленным на стволе дерева царапинам, по вмятинам на траве, отпечаткам следов на земле и даже запаху окружающей местности удэгейцы узнают о присутствии животного, его возрасте, поле, направлении движения и понимают, где и в каком месте можно выйти навстречу зверю.

Местный охотник всегда знает, как разобраться в невидимых неопытному глазу таежных тропах, распознать следы людей и зверей, определить, где искать зверя. Не сам он, так «охотничья почта» донесет, где видели сохатого, где ходил изюбрь, в какой протоке ели «зеленку» (водоросли) косули.

Во время сборов в зимнем домике после рабочего дня часто можно услышать подобные советы друг другу: «…иди по хребту, там попадаешь в забоку, а потом в ключ попадаешь, а там маленький ключик, который впадает в эту забоку, тебе надо идти прямо вдоль рукава, в начале залива спускаешься и там в распадке изюбри. А если перевалить в другую сторону, туда идти нечего, там никого нет...»

Традиционной промысловой деятельностью охотники занимаются на закрепленных за ними территориях или на участках родственников.

Результаты промысла (чаще всего пушнину, реже дикоросы) сдают в общину. Показатели занятости коренного населения в охотничьих поселках, где жители ведут традиционный образ жизни, имеют свою специфику. Организация охотничьего промысла позволяет работать большему числу людей, чем зафиксировано официально. Важную роль играют родственные связи, обычаи взаимопомощи.

Основываясь на современных полевых материалах, необходимо отметить проблемы, зафиксированные в среде удэгейцев. Сегодня традиционные отрасли хозяйства существуют только для поддержания жизнедеятельности коренного населения. Доход от ранее прибыльного охотничьего промысла сегодня не обеспечивает всех потребностей семьи, еще меньше прибыли приносит собирательство, за исключением женьшеневого промысла, который является браконьерским. Работа в общине оценивается как малодоходная, основной ее плюс состоит в социальных гарантиях и психологическом комфорте для охотников – в возможности заниматься любимым делом. Как выражаются сами охотники, «в общине работаем по привычке – надо где-то числиться, плюс рабочий стаж идет, потом пенсия будет начисляться». Главные причины малодоходности общины – это отсутствие рынка сбыта как дикоросов (ягоды, лекарственные растения, пищевые ресурсы и техническое сырье), так и продукции охотничьего промысла. Сегодня охотники не могут самостоятельно, без помощи стороннего скупщика пробиться на рынок пушных аукционов, где можно реализовывать товар по выгодной им цене. Это приводит к тому, что большая часть продукции поступает к скупщикам. «На сторону» идут лучшие образцы пушного промысла. Без помощи государства общины коренных народов не могут соперничать с частными закупщиками и поставщиками аукционов. Раньше вопрос закупок решался государством централизованно – закупочные цены были стабильными, а спрос гарантировался государственным заказом. Сегодня обязанности общины как хозяйственного органа (не только в охотхозяйстве, но и в целом природопользовании) остаются такими же обширными, как и при госпромхозе, с той только разницей, что сейчас община – это общественная организация, находящаяся на самоокупаемости. Такое положение дел в промысловой области – реальная угроза устойчивому развитию охотничьего промыслового хозяйства, добровольной форме самоорганизации коренных малочисленных народов, а также престижу профессии охотника-промысловика.

Но постепенно ситуация должна измениться. На сегодняшний день община является арендатором ресурсов животного мира для промысловой деятельности, благодаря чему удэгейцы получили возможность легального доступа к охотничьим объектам животного мира. В 2009 году общиной заключен договор аренды лесного участка, расположенного на территории Верхне-Перевальненского лесничества Приморского края, для пользования его пищевыми и лекарственными ресурсами. На этот договор удэгейцы возлагают немалые надежды, особенно учитывая тот факт, что некоторые виды деятельности на сегодняшний момент не осуществляются в полном объеме из-за отсутствия рынка сбыта и предприятий по переработке природных ресурсов, реализация которых осуществляется только в виде сырья. Заключение договора аренды орехово-промысловой зоны, по мнению членов общины, даст новые возможности для легальной реализации продукции, в первую очередь дикоросов, сделает востребованным такой способ лесопользования, как собирательство, почти полностью потерявшее свою актуальность после развала госпромхоза. Это приведет к возникновению новых рабочих мест и социальных гарантий.

В заключение хочется привести пример из последней зимней экспедиции к удэгейцам, в которой мне удалось наблюдать работу охотников, егерей общины, квалифицированных охотоведов и охотоустроителей. В этом году специалистами из Института устойчивого природопользования г. Владивостока по заявке общины «Тигр» проводился учет охотничьих животных, который является основным элементом для разработки и составления плана охотоустройства на территориях, взятых в аренду для недревесного пользования. Главными исполнителями в сборе материала по проекту выступили опытные и высококвалифицированные специалисты, егеря и охотники общины. Кто еще может так знать лабиринты рукавов и проток Бикина, повадки животных, язык леса, как не люди, чей образ жизни и образ жизни их предков на протяжении многих веков был вписан в местную жизненную экосистему?

Амурские столбы, Шаман-камень. Хабаровский край, Дальний Восток, отрог хребта Чаятын, гора Сиур

Эта работа проводилась после зимнего охотничьего сезона, пока еще была доступна для транспорта вся исследуемая местность. Для проведения мероприятия вся территория хозяйства была разбита на квадраты (площадки), по которым были проложены учетные маршруты, километраж которых составлял не менее 7–12 км в день. Охотники должны были проходить свой маршрут, определяя на снегу видовую принадлежность следа, его направление, число прошедших животных. Эти сведения отмечались на учетном бланке, данные по которому, заносились в компьютер и обрабатывались специалистом. В таком тесном сотрудничестве с высококвалифицированными охотоустроителями, использующими современные технологии в полевых условиях, охотники общины получили хороший опыт взаимодействия, а также смогли применить и проверить свои способности «лесных знатоков» при помощи современной техники. В частности, это был их первый опыт работы с GPS (устройствами, при помощи которых определялся маршрут и местонахождение охотника). Приведем рассказ егеря общины С. Калугина: «Это первый раз нам выдали устройства, рассказали, как ими пользоваться, и мы пошли по маршруту. Конечно, сперва не понимали, как толком они работают. В первый день многие по дороге отходили с тропы, а потом были очень удивлены, откуда известны их лишние передвижения. На второй день стали вешать GPS на сук дерева, когда хотели отклониться, а потом возвращались в ту же точку, забирали устройство и благополучно шли дальше. И только сейчас разобрались. Теперь можем работать с устройством, не сбивая данных маршрута (Охотник смеется.), хотя мы и без них можем пройти заданный маршрут, не отклоняясь. Но раз надо так, то пройдем так».

«Работы были проведены оперативно, четко и слаженно, что стало возможным благодаря опыту и знаниям охотников», – так охарактеризовал мероприятие один из руководителей проекта С.А. Соколов.

Можно еще добавить: и благодаря «чувству ответственности охотников за свои территории, так как работы проводились людьми, заинтересованными в будущем своих территорий». Организация учета и привлечение охотников проводились на основе личных договоренностей егерей не только со штатными охотниками, но и промысловиками-любителями, которые не имели никаких договорных обязательств с общиной. Это была совместная работа людей, увлеченных общим делом.

Существование групп удэгейцев в природе всегда характеризовалось гармоничным взаимодействием c природой. Они приспособились к выживанию в лесном мире, установили свои правила, приобрели и продолжают приобретать ценные знания на длительном пути проб и ошибок.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Мастер комедии

Михаил Кокшенов и его роли

Лучшая травести советского кино

В день рождения Надежды Румянцевой

«Журавли» Расула Гамзатова

Песня, которую нужно услышать

Король, Доцент, чатланин и другие

Самые яркие образы Евгения Леонова в одном ролике

Курс подготовки космонавтов от Сергея Гармаша

Вспоминаем колоритного мультгероя, озвученного любимым актером

«Фильм, фильм, фильм...»

Поздравляем с Днем российского кино

«Очень приятно. Фаина Раневская»

120 лет со дня рождения одной из самых известных актрис XX века

Капустник киногероев Табакова

В честь дня рождения Олега Павловича

1 октября пройдет Фестиваль музыкальных коллективов старшего поколения «Веков связующая нить».

Подробнее

Выставка с таким названием проходит в РОСФОТО.

Подробнее

Посмотреть мультфильм можно на портале «Культура.РФ».

Подробнее

Освоить азы колокольного искусства, изучить традиционные осенние обряды и послушать песни народов мира.

Подробнее

К 150-летию со дня рождения художника в Корпусе Бенуа открылась выставка.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть